Учат в школе. часть 5

A A A
2
Дома у Юли меня первым делом заставили раздеться, потом вручили тряпки, пылесос и отправили делать уборку. Сами же девочки уселись возле компа и стали пить кто пиво, а кто вино и смотреть какие то эротические мультики. Мне же хотелось плакать от безысходности. В кого меня превращают? Я же становлюсь их рабыней, нужно срочно придумать, как можно соскочить. В размышлениях о своей нелегкой судьбе я стала делать уборку. От нее меня отвлек звонок в дверь.
- Машка, открой дверь и расплатись за пиццу.

Сказать что я была в шоке- значит ничего не сказать. Как я могу открыть дверь, я же голая! А там незнакомый мужчина. И как расплачиваться, у меня ведь нет денег. Я почувствовала, что вот-вот заплачу.
- Девочки, ну пожалуйста, не надо....

Заблеяла я.

... - Не надо, я что угодно для вас сделаю...

Ко мне подошла Светлана, с интересом заглянула в мои влажные от навернувшихся слёз глаза. Под ее взглядом, я опустила голову и еще гуще покраснела, слезинка скользнули по носу, и капнула на только что вымытый пол.

Света вдруг схватила меня за руку, и потащила к двери:
- Ты что.... Не слышала.... Тебе.... сказали.... Открыть дверь..... Взять пиццу..... И рассчитаться.... С курьером.....

Между словами она изо всех сил хлестала меня свободной рукой по бёдрам, спине, бокам, попке и даже грудям. Я уже ревела в голос.
- Быстро вытри сопли и открывай дверь! А то в унитазе утоплю!

Прошипела она на меня. В этот момент раздался второй звонок. Я стояла, всхлипывая, пытаясь унять слёзы... Я уже усвоила, что подобные угрозы Света произносит не для красного словца. Если сказала что телефон в жопу засунет - значит засунет. Если сказала что утопит - лучше не доводить до этого.
- Но у меня денег.... нет...

Хлупнула я носом, задыхаясь от стыда и жалости к себе.
- Не ебёт....

отрезала Света....

... - Минетом расплатишься. Открывай давай.

Сама она отступила в темноту ванной, оставив дверь открытой. Остальные девушки подглядывали через щёлочку в межкомнатной двери.

Я пыталась вытереть катившиеся из глаз слёзы, и унять рвущийся наружу плач. Мне это почти удалось, когда звонок раздался в третий раз.
- Если услышу четвертый звонок в дверь, засуну в жопу бутылку мартини....

Раздалось из ванной, и я повернула собачку замка.

Передо мной стоял полностью офигевший парнишка лет на пять старше меня. Ну еще бы он был не офигевший. Вряд ли ему каждый день открывают дверь полностью обнаженные заплаканные девушки с красными следами пятерни на бедрах и на правой груди. Он стоял, метаясь взглядом с моих грудей на промежность, и открыв рот от удивления.

Я и сама находилась в ступоре, не зная, что сказать. Хорошо еще от смущения я даже не думала прикрываться... Я вообще не была способна на какие то осмысленные действия. Но к его чести, он первым вышел из ступора...
- Вот...

пробормотал он, и протянул мне пиццу, не отрывая взгляд от моих торчащих сосков. Это растормозило и меня. Хотя, наверное, не только это, но и шаги по лестнице, которые я услышала... Я не хотела чтобы еще кто-нибудь увидел меня голой, поэтому пересилив свой стыд, начала действовать. Взяв его за руку, пригласил войти. Парень машинально сделал шаг внутрь, и я закрыла за ним дверь. Сказать что-либо, я все еще не решалась. ДА и что говорить - не знала.
- Вот....

Он опять протянул мне коробку, которую я машинально взяла... А парень, опять уставился на груди.... Руки его при этом нервно теребили штанины. К слову в штанах у него набухал бугорок. Там скрывался член, который мне предстояло отсосать. Но как ему это предложить? Я по-прежнему не могла выдавить из себя ни звука. Наверняка была красная как рак. В конце концов, я впервые вот так запросто стояла голая перед незнакомым человеком. А он еще, гад разглядывает меня так пристально.
- С вас... это... четыреста двадцать рублей....

Все, так нельзя! Чем раньше я это сделаю, тем меньше сама же краснеть буду. Никуда я со стыда не провалюсь, все равно тут останусь. Хотя если провалюсь, то только к соседям снизу, вот весело то будет. Я представила как внезапно падаю в таком виде к соседям, прямо в объятия какого-нибудь пузатенького мужика, а его жена набрасывается на него со сковородкой. И мне внезапно стало весело. Нет, стыд никуда не делся, но вместо смущения появилось желание пошутить над парнем, а вместо жалости и безысходности, какая то веселая злоба. Хотите шоу, будет вам шоу! И я улыбнулась парню максимально искренне.
- Ой, а вы знаете, я кошелек случайно на работе забыла....

И увидев офигевание в его глазах, добавила:

... - Вместе с одеждой.

Глаза у парня стали как блюдца. А меня поперло:
- Но если хотите, я могу рассчитаться каким-нибудь другим способом.

Я говорила многообещающим голосом, растягивая слова, как бы уже мечтая, каким именно способом буду расплачиваться, а к концу фразы, эротично (как мне казалось..) облизнула губки.

... - Вы ведь не против?

Прильнув к нему, я провела ладошкой по бугорку у него в штанах, ощутив как пульсирует его член.

Парень судорожно сглотнул. Похоже он был не против, хотя кто знает? А если он сейчас откажется? Мне ведь придётся тогда ой как не сладко, нужно не давать ему опомниться.

... - Ну раз не против, тогда начнем, пожалуй...

Я опустилась перед ним на колени, и немного повозившись с ширинкой, выпустила на свободу его член. На свободе он был недолго, поскольку тут же погрузился в мой ротик. Парень не сопротивлялся, и ничего не говорил, поэтому я разошлась вовсю. Извлекла из штанов и яички, гладила их, нежно перекатывала в ладошках, пока мои губки скользили по чего члену вперед-назад. Мне опять нравилось ощущать во рту мужской член, и я почувствовала как от всего происходящего, стала опять намокать моя киска. Да что же я за блядь, такая, возбуждаюсь почти от всего!? Продолжая сосать, я в уме ругала сама себя, корила за блядскую натуру, которая столько времени, как оказалось, просто дремала во мне. Как бы то ни было, но я точно осознала, что мне нравится сосать член, и я делала это с огромным удовольствием. Парень, видимо перевозбудившись от необычности ситуации, кончил еще быстрее, чем мои сверстники тогда в туалете. Причем произошло это очень неожиданно, и если первые капельки спермы попали мне в рот, то еще несколько повисли на губах, щеках и подбородке.

Курьер тяжело дышал, облокотившись на стенку. Глаза его были широко раскрыты, во взгляде читалось удивление, он никогда не встречал раньше такой бляди, какой я была сейчас в его глазах. Ну что, ж, нужно поддерживать имидж. Я с коленочек, села на корточки, и пошире развела ножки, чтобы ему хорошо была видна моя киска, и стала пальчиком теребить половые губки и клитор. Ужасно хотелось кончить. А пальчиком второй руки я стала собирать со щек и подбородка сперму, и отправлять в ротик. Вкус ее - мне по прежнему не очень нравился, но поддразнить парня - очень хотелось. Тем более что если он сейчас уйдет, кончить мне точно не дадут, а так, пока он тут, девочки из укрытий не выберутся, а значит, мне никто не помешает. Вот поэтому я, сидя на карточках перед парнем, доступная для всех его взглядов, дрочила свою «девочку» и облизывала измазанные в его сперме пальчики. От мысли о том, что я тут сегодня сотворила, я готова была кончить даже не лаская себя…. Поэтому мне не потребовалось много времени, сдавленно пискнув, я сильно сжала ладошку между бедер, и кончила. Парень вообще наверное охренел. Но пора было его выгонять. Поэтому подняв на него глаза (попутно увидев в зеркале свои ярко красные щёки и растрепанные волосы), я прошептала:
- Мы в расчете, я вас больше не задерживаю….

Парень мигом испарился, зато в коридор высыпали мои мучительницы. Комментарии были самые разные: От восторженного Катиного «Ну ты Машка и блядь!», до злобного Светкиного: «Ты какого …… без спросу кончила?!». Но больше всего насторожила меня реплика Юли: «А ты очень выгодная шлюшка, интересно, а в торговом центре в бутике каком-нибудь такой способ прокатит?!»
- Юль, ты видела, эта сука без спросу кончила! Надо наказать!
- Надо – накажем! Что предлагаешь?

Света схватила меня за волосы и потащила на кухню. Там, она швырнула меня животом на стол, и прижала своим весом.
- Тащите веревки.

Через несколько минут руки и ноги мои были привязаны к ножкам обеденного стола.
- Ну а дальше что?

Юля стояла в сторонке, потягивала вино, и улыбалась.
- Для начала….

Света заметалась взглядом по всем присутствующим людям и предметам в комнате… Видно было что плана она не имеет, и вообще на взводе.

… - Выпорем!

Наконец придумала она, и тут же стала реализовывать идею. Я почувствовала как первый шлепок обжег мою ягодицу. ЗА ним второй, третий…. Я заныла.
- Девочки, ну не надо пожалуйста, что я вам сделала! Ну пожалуйста! Ну за что?!
- Заткнись!

Света прекратила бить и заметалась по комнате. Схватила фартук, бросила, взяла полотенце, тоже бросила, затем остановилась, посмотрела на меня, злорадно улыбнулась, и стала стягивать с себя трусики.
- Девочки, надо еще!

Обратилась она к подружкам. Все засмущались, одна Юля, элегантно поставила бокал, и молча стала стягивать свои трусики… Это оказались кружевные стринги…
- Не хватит….
- Сходи в корзине для белья возьми, у меня там есть несколько грязных заявила Юля.

Через несколько минут довольная Света вновь появилась в кухне. Сжав мне скулы, заставила разжать челюсти, и запихнув туда комок из грязных трусиков, сноровисто заклеила рот скотчем.
- Заодно и постираешь!

Усмехнулась она. Я чувствовала, что не могу пошевелить языком, и ощущала во рту вкус их несвежего белья. Опять меня унижают, закрыв глаза я приготовилась расплакаться. Света еще несколько раз шлёпнула меня по заднице, и ей вдруг наскучило. Вместо этого она обошла стол, появившись перед моим лицом, и стала издеваться над ним. Она дергала меня за нос, засовывала в него ложки, вилки. Дергала за уши, щипала брови. Потом к ней присоединились остальные девочки, стали растягивать мне ягодицы, тыкать в промежность ложками, вилками, находящимися на кухне. Оттягивали в стороны половые губки, кололи ножом и вилками ягодицы. Света, как всегда пошла дальше всех, намазав маслом ручку от толкушки – стала засовывать ее мне в попку. Все это было ужасно обидно. Не столько больно, сколько неприятно, унизительно и обидно. А главное – я была привязана, не могла сопротивляться, убежать, даже кричать не могла, оставалось только терпеть и стонать сквозь кляп. Попка на вторжение отозвалась ноющей болью, а вот киска – как всегда предала меня. Я стала заводиться, ощущая нестерпимое желание кончить. Поэтому спустя несколько минут, стала сама пытаться насадиться на толкушку, Что вызвало у девушек просто бурю эмоций. Предложение Юли, написать на мне какая я блядь – было воспринято на ура, и уже через пять минут все - сопя от напряжения – старательно выводили на мне надписи. Я не видела, что они там пишут, но ощущала как по моей коже елозят где – шариковая ручка, а где маркер или фломастер. Я уже перестала плакать, и лишь сопела. Кроме жалости к себе, я вновь испытывала возбуждение от того что меня унижают. Не все писали на моем теле гадости, кто то был занят тем что двигал взад-вперед толкушку в моем анусе, и от этого мне было капельку больно, но ужасно хорошо.
- Переверните ее.
- Надо отвязать!
- Так отвязывайте!
- Не сбежит?
- Я ей сбегу!

Мои руки и ноги отвязали, и меня распяли на столе, теперь уже лицом вверх. Ноги и руки широко растянули, отчего моя мокрая киска была выставлена на всеобщее обозрение, а груди стояли торчком. Теперь я видела их ехидные морды, а девушки принялись расписывать моё лицо, шею, грудь, животик….Черт, когда тыкают кончиком ручки в сосок это больно, а в клитор – вообще нестерпимо! Я дернулась и замычала, за что получила пару смачных шлепков по грудям. Про толкушку в моей попке все забыли…. Те кто не хотел писать на мне – занимались тем, что щипали и выкручивали соски, растягивали в стороны половые губки и щипали клитор. Толкушка выскользнула и с грохотом упала на пол…. Это отвлекло всех от их занятий…
- Ха, не держится…..
- Очко расстянулось, надо размерчик побольше, чем заткнуть!
- Например чем?
- Поищи в холодильнике – там огурцы или кабачки должны быть!

Через некоторое время я почувствовала как в растянутую деревянной ручкой попку упирается что то холодное. В мою многострадальную дырочку стали вкручивать огурец. Чтобы было удобнее – мне подтянули ноги к груди и так их привязали в позе «лягушонка». Руки прижали к грудям и примотали скотчем. А для надежности еще и обмотали всю скотчем. Несмотря на все принятые меры – огурец не лез, так как был слишком толстеньким.
- Надо разработать!
- Да не надо, мы ж толкушкой разработали, надо только смазать!
- Маслом?
- Можно! Тащи!

Я не вижу что происходит, так как от стыда закрыла глаза, но слышу звук удаляющихся шагов, хлопок двери холодильника, затем снова шаги, на этот раз приближающиеся.
- Дура, ты нафига сливочное принесла? Подсолнечное надо было!
- Ну сама и беги. Я что собачка сто раз туда-сюда мотаться?!
- Девочки не ссорьтесь, ща этим маслом смажем.

Я почувствовала как кусочек холодного масла сперва елозит вокруг ануса, а потом начинает погружаться и внутрь меня, раздвигая края дырочки. Холод принес облегчение горящей после деревяшки попке, но тут вдруг:
- Ой…..

Одновременно с этим ойком – я почувствовала как холодны брусочек сливочного масла, которым мне смазывали попку – нырнул внутрь. Теперь прохладно было и внутри.
- Упустила? Ха! Ладно, пусть там и остается!

На этот раз огурец входил легче, но все равно, когда его вкручивали в меня – на глазах навернулись слёзы от боли. Я прямо чувствовала, как медленно миллиметр за миллиметром, он раздвигает, растягивает колечкой моего некогда девственного ануса, протискиваясь внутрь. Я не видела какого он был размера, но по ощущениям – не меньше арбуза, хотя таких огурцов и не бывает, но я ощущала его именно таким. Через несколько минут, показавшихся мне вечностью – овощ был наполовину во мне. Достаточно длинный и слегка изогнутый, чтобы не выпадать. Хорошо еще пупырышки на нем были не слишком острыми, не царапали попку, но они ощущались очень хорошо.
- А давайте так и оставим!
- Давайте!
- Тащите ее в комнату, будем хавать. Пицца ж остывает, да и хентай!

Меня, рыдающую, всю обмотанную скотчем, подняли и поволокли в комнату, там бросили в углу, и словно забыли про меня совсем. Это и к лучшему, сил у меня не было, а если бы мучения продолжились – я бы наверное сошла с ума. И так кляп во рту, и огурец в попке доставляли страшный дискомфорт, и хотя киска моя была вся мокрая от возбуждения, но я надеялась, что это от порнографических японских мультиков, которые я украдкой повернув голову, смотрела на экране. Девочки тоже с интересом смотрели их, обсуждая, и иногда поворачивая головы и поглядывая на меня. Они пили мартини, закусывали пиццей, чем вызывали урчание моего голодного желудка. Кроме этого – мне уже пол часа хотелось в туалет по маленькому, и я не представляла как мне с кляпом во рту это сказать мучительницам. А если я обоссусь прямо в комнате тут на ковре, меня наверное убьют какой-нибудь ужасно унизительной смертью. Оставалось только терпеть. С одной стороны возбуждение позволяло терпеть чтобы не описаться, а с другой – отвлекало и не давало сосредоточиться. Все мышцы затекли, и по сравнению с этим – даже огурец в анусе стал уже привычным… Про кляп вообще молчу. Через два часа такого лежания мне казалось что я родилась с этой тряпкой во рту. Наблюдая за творящимся на экране… А творилось там ТАКООООЕ, что по сравнению с ним – то что делали со мной мои мучительницы – просто-напросто детский сад. Такое могло происходить только в порномультике, потому что сделать это с человеком – не покалечив его было просто невозможно. Вот же у кого то фантазия извращенная…. Наконец мартини закончилось, и девочки стали расходиться…. Все покинули комнату, где я лежала, и я лишь слышала их голоса в коридоре.

Девочки уже разошлись, даже Юли не было слышно, а я все лежала, стянутая скотчем по рукам и ногам, с кляпом из грязных трусиков во рту и с огурцом в попке, вся исписанная похабными надписями.

Наконец я услышала шаги, в комнату вошла Юля. Юбочку она зачем-то сняла, и была в одной лишь распахнутой блузке от школьной формы. Трусики ее были у меня во рту. В одной руке у Юли был полный бокал мартини а в другой- дымилась дорогая, видно мамина, дамская сигарета . В таком виде она забралась с ногами в кресло отпила вина и затянулась. Я впервые видела одноклассницу с сигаретой в руках. Тот факт, что Юля курит удивил меня почему то гораздо больше чем ее внешний вид. Потягивая вермут, девушка смотрела на меня. Даже если бы я не видела, куда направлен ее взгляд, я бы ощутила его кожей, настолько он был материальным. Этот взгляд беспокоил меня даже больше чем кляп во рту и огурец в попке. Но больше всего напрягало молчание Юли. Если бы она говорила хоть что- то, было бы легче Выкурив молча, не меняя позы, сигарету, Юля залпом осушила бокал. Взгляд ее гипнотизировал и ужасал. От страха у меня даже анус сжался так, что едва не «перекусил» затычку в виде огурца. Я почувствовала что вот-вот точно обоссусь.

Юля встала, подошла ко мне. Я, раскоряченная на полу в позе лягушонка не могла поднять голову так высоко, поэтому видела только ее ноги. Наклонившись, она подхватив меня под грудь, приподняла, и подпихнула подушку. (Чтобы я могла лежать не просто уткнувшись головой в пол, а чуть приподняв голову.) Затем присела рядом со мной. Взяв меня за подбородок, заглянула в глаза. Я глядела на нее, как кролик на удава, не представляя что ждать в следующий момент. Мне было плохо, ужасно плохо! Гораздо хуже, чем если бы она просто мучала меня… Пытка неизвестностью и страхом – хуже любой другой пытки…. Мне было непонятно ее странное поведение. Если бы она била меня, или унижала – было бы понятно, если бы она выдернула огурец из меня и стала засовывать туда что-нибудь еще больше – это было бы больно, но тоже понятно… Но она просто смотрела… Смотрела на мое лицо, исписанное, наверняка всякой похабщиной, раскрасневшееся, зареванное, с растёкшимся макияжем…. Смотрела и улыбалась. Потом поддев скотч, заклеивающий мои губы, плавно потянула за него. Было совсем не больно, когда он отклеивался. Я удивилась еще сильнее. Брезгливо сморщившись, двумя пальчиками, Юля достала кляп у меня изо рта, а я стала двигать челюстью и языком, разминая затекшие мышцы. Но едва я открыла рот чтобы задать вопрос, она остановила меня.
- Молчи, ничего не говори…. Только слушай и делай что я скажу. Поняла?

Я кивнула.
- Сейчас я хочу, чтобы ты отлизала у меня. Ты когда нибудь лизала девочке?

Я отрицательно помотала головой.
- Мне тоже никогда никто не лизал, но сейчас я возбуждена, и хочу кончить. Я хочу кончить от твоего язычка. Поняла?

Я кивнула. Неприятно конечно, но со мной они делали и куда более неприятные вещи. Тем более никто моего согласия и не спрашивает, мне просто сказали что хотят чтобы я отлизала.

Юля уселась передо мной, широко разведя ноги, таким образом что я буквально уткнулась носом в ее писечку. Взяв меня за волосы, она еще ближе притянула моё лицо к своей промежности, а сама откинулась, ложась на пол, и пододвинулась еще ближе. Я впервые видела чужую пизду так близко… Да и свою так близко тоже не видела. В нос мне ударил запах… непривычный и необычный запах возбужденной девушки. Неприятным он не был, наоборот что то в нем такое было…. На чуть приоткрытых, слегка отвисших, как и у меня, губках блестели камельки влаги, а из влагалища сочились слегка мутноватые выделения.
- Ну……

Юля по прежнему, сжимая в кулаках свои волосы – ткнула меня лицом в свою киску. Мой носик нырнул прямо ей внутрь, и от этого она вздрогнула. Но видимо это ей понравилось, потому что она стала елозить попкой, а потом и водить моей головой, постанывая от удовольствия. Я высунув язык, пыталась лизать ее, но если честно – получалось плохо. Скорее Юлька, просто трахала свою промежность моим лицом, так это можно было назвать. Через минуту я стала задыхаться, но Юля не замечала этого, она все глубже и все сильнее вжимала мое лицо в себя. Я ощущала солоноватый вкус ее влаги во рту, чувствовала что ею забит нос, и вообще все лицо перемазано в ее соках. Я запаниковала. Я ведь даже не могла отодвинуться, руки и ноги были связаны таким образом что я ничего н могла. Я открывала рот, судорожно пытаясь глотнуть воздуха, но это мне практически не удавалось, рот был забит теплой плотью ее половых губ. И вот когда я уже простившись с жизнью, замычала и судорожно замотала головой, пытаясь вырываться, Юля закричала, как резанная, Изо всех сил вжала моё лицо в свою киску, а потом вдруг резко отодвинулась от меня. УРА! Я могла дышать! Я была самым счастливым человеком на земле!

Некоторое время мы обе лежали на полу, тяжело дыша. Я – потому что едва не задохнулась, она – отходя от, по видимому, яркого оргазма. ДА, вот это была бы смерть – задохнувшись носом у кого нибудь в пизде. Хит-парад самых позорных смертей, первое место! Интересно, а где нибудь в мире с кем нибудь случалось подобное?

Пока я приходила в себя и размышляла, Юля встала, и маникюрными ножничками разрезала скотч, затем развязала веревки. Я попыталась распрямить конечности – и вскрикнула от боли. Руки еще слушались нормально, но ноги двигались только через боль.
- Сядь на жопу и раздвинь ноги.

Юля закурила еще одну сигарету. Не смея ее ослушаться, я перевернулась и плюхнулась на задницу. Огурец, про который я совсем уже забыла – вбился внутрь, заставив меня вскрикнуть.
- Дрочи себя, пока не кончишь!

Вот черт, я сегодня уже мастурбировала, да и возбуждения сейчас почти никакого не испытывала, все оно куда то улетучилось, когда я едва не задыхалась, вылизывая Юльку. Но деваться было некуда. В конце концов, можно ведь и симитировать оргазм. Но Юле видимо хочется зрелища, а заодно еще больше унизить меня. Послушно я раздвинула ножки, растянула пальчиками губки и стала ласкать себя. Сперва поглаживая киску, потом лаская пальчиком горошину клитора, потом стала растягивать, зажимая между пальчиками – половые губки, в общем делать все то, что я обычно делаю, мастурбируя дома. Затычка в попке добавляла остроты ощущений, и чтобы кончить еще быстрее – я решила пошевелить огурец. Вместе с болью это принесло сильную волну возбуждения, и я поняла, что имитировать оргазм не придётся. Настоящий он не за горами. Я стала расшатывать его, двигать им внутри, представляя что это настоящий мужской член, и уже не смогла сдерживать стоны, столь острые ощущения я испытывала, а представляя какую картину я сейчас представляю со стороны - я вообще готова была кричать от возбуждения. А ведь совсем недавно мне просто было стыдно оттого что я мастурбировала в ванной. А теперь я ничуть не стесняясь однокласницы вытворяю такое. Вот он, вот…..вот….. И я выгнулась дугой, упав на пол. Мир перестал существовать, была только волна нестерпимого удовольствия, которая захлестнула меня. Сколько я приходила в себя, я не знаю. Когда я открыла глаза, Юля уже без сигареты, сидела в кресле, скрестив ноги. Одеться или прикрыться она не потрудилась.
- Быстро собирай вещи и исчезай отсюда. О том что произошло ни слова. Никому. А то Светке отдам.

Я часто-часто закивала, метнулась в прихожую, натянула на себя свои вещи и выскочила из квартиры. Тут снова о себе дал знать мочевой пузырь. Я бежала как угорелая в поисках какого нибудь укромного местечка. Весенний ветерок холодил влажную киску, а огурец в попке при беге доставлял жуткий дискомфорт. Очень хотелось избавиться от него, но укромных местечек по пути не попадалось, Наконец я заметила подходящие кусты в сквере и юркнула туда, едва успела присев, приподнять юбочку, и блаженно зажурчала. Спустя наверное пару минут, испытав неимоверное облегчение, я, заодно, потужившись, извлекла и противный огурец из попки. Дырочка была грязная, растянутая и чувствительная к каждому прикосновению. Хорошо еще что у меня нашлись влажные салфетки. И приведя себя в порядок, я побежала домой. И только поймав на себе удивлённый взгляд первого из прохожих, я поняла, что вся исписана похабными надписями. В ужасе я нырнула в ближайший подъезд, поднялась на верхний этаж и спрятавшись за мусоропроводом – заплакала. Плакала я тихо (боялась что кто нибудь услышит), но долго. От жалости к себе, от стыда, от безысходности

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2020