Трудное решение, или порыв души? эпилог

A A A
4

Когда внутри тебя слезой сочится лед,

Не бойся расплескать вокруг себя эмоций!

Плесни огнем в окно, чтоб задрожали стекла.

А лед внутри согрей своим теплом.

Диана

Забавно, как Тема то ли калечит, то ли возвышает людей. Вчерашняя нижняя, Лара вдруг ощутила прилив доминирования. Таких людей в Теме называют свитчами. Нет! Она всегда была нижней. Это ее роль, ее предназначение, но Хозяин готовил ее на что-то большее. Он знал изначально, что девочка встанет на ноги. Без него, но с ним. Стоял за спиной, страховал, виртуально, но ощутимо.

— Расскажи мне, что ты будешь делать с нижним? Как ты обойдешься с ним? Расскажи все свои действия.

— Я не могу, — рычала она в ответ, — мне хорошо и комфортно у Вас в ногах, не надо, прошу.

— Владение — это наука, ты просто не хочешь ее познавать. Пока не хочешь. Ты придешь к этому, я знаю.

В голове всплыла сцена на балконе. Зима, холодно, приоткрыта фрамуга. Хозяин курит в окно. Ее задача встать на колени и взять член в рот. Но тогда зимний воздух охватит спину, холодно. Лара уперлась.

— Нет!

Она была на грани истерики. Приказ отменен.

Комната, она на полу на коленях, на расстоянии. Смиренная поза.

— Посмотри на меня.

Лара робко поднимает глаза, наполненные слезами. Она боится. Но слабость воспринимается, как достоинство.

— А знаешь, в тебе есть некая мужская сила, которая подавляет все на пути.

— Я не хочу быть сильной.

Это было начало их отношений. Со временем Хозяин уводил ее все дальше и дальше. В конечном итоге Лара попросила свободу и сняла ошейник. Это стоило ей невероятных усилий, но так было нужно. Хозяин принял ее решение. Они общались, но уже на другом уровне. Наверное, более высоком. Тема, как и жизнь, имеет кучу градаций. Остаться друзьями, поддерживая друг друга, но, не прикасаясь, — дорогого стоит.

С Деном она познакомилась случайно на одном из сайтов. Она нигде никого не искала, всегда находили ее. Единственный, кого искала она сама, это ее Хозяин. Черт, она до сих пор тоскует по нему. Но дважды в одну реку — нонсенс. Лучше оставить все как есть, как недопетую песню или недописанную книгу. Легкой болью внизу живота и жарким комом под сердцем.

Ден — успешный руководитель предприятия, примерный семьянин. В Тему попал случайно, но остался навсегда. Так часто бывает. Успешные властные по жизни люди ищут там что-то иное, отличное от повседневности, возможность расслабиться, отпустить себя и свои звериные инстинкты. Год назад он был рабом двух домин. Он даже клеймо сделал для себя. Но... сложилось так, что все закончилось. Остались тоска и тематический голод. Лара понимала его, сама прошла через это. Тема не отпускает, как спрут, обвивая руки и ноги, сковывая душу. И требуя продолжения банкета. Пусть недолгого, даже мимолетного, но продолжения.

Встречу организовывал Ден. Так и должно быть. Мужчина решает все, даже если он нижний. Белые розы в высокой вазе на столе, мартини со льдом в бокале. Для нее и только для нее. Неловкость в отношениях при первой встрече всегда присутствует. Но Лара с легкостью справляется с такой ситуацией, ей не привыкать. Сегодня она Королева бала.

Темные чулки с кружевными резинками, короткая кожаная юбочка, телесного цвета корсет, поддерживающий грудь, изящные светлые туфли на шпильке двенадцать сантиметров. Новая, гораздо короче обычной стрижка делает ее моложе лет на десять. С Деном они были ровесниками, но сейчас на его фоне она выглядит маленькой хрупкой девочкой. Девочкой, которая через минуту возьмет в руки стек. Перспектива пугала ее, но виду она не подавала. Держалась с достоинством, присущим ей от природы, или воспитанным в себе самой. Даже стоя на коленях, она никогда не опускала плечи. Это уже не мышечная память, это, скорее, психологическая блокировка. Как бы ни била тебя жизнь — не опускай плечи и руки соответственно.

Ден нервничал, это было заметно. Слегка подрагивали руки, сильные, крепкие на вид. Нет, он не был жалким или беспомощным. Просто перед ней сидел мужчина, готовый служить, потакать прихотям взбалмошной дамы или оберегать маленькую хрупкую девочку от превратностей судьбы. Он понравился Ларе, понравился своей незащищенностью. В такие моменты у нее срабатывал материнский инстинкт. Наказать ради его же блага. В период их общения он говорил, что хочет порку, безжалостную, серьезную. Вряд ли она могла ему это дать, потому что никогда этого не делала. Но по себе знала, как обычная порка поднимает над гранью, как меняется настроение после нее, как хочется жить дальше. Могла ли она отказать? Могла, но не стала. Возможность испытать другую сторону порки она не хотела упускать. Да, она возьмет в руки стек. Возьмет и выпорет эту задницу, так услужливо подставленную ей. Нет, она не станет доминой вот так запросто, нет, она не будет унижать и насиловать своего случайного раба на вечер. Она просто доставит ему удовольствие, лишь утолит его голод.

Ден в общении говорил, что хочет быть связанным. Просто раньше этого никогда не было. Проба, эксперимент. Лара не умела вязать сама, но полет мысли уводил за грани. Она знала, как движется веревка по телу, как возникает мелкая дрожь желания и страха.

— А если я забуду, с чего начинал? — однажды, опутывая ее ровными витками, спросил Хозяин.

— Тогда я умру у Вас на руках, — с улыбкой ответила Лара.

Теперь веревка была в ее руках. И послушное, податливое тело мужчины, готовое на эксперименты. Лара изначально обдумала, как и что она будет делать. Это помогает, когда нет опыта.

Руки за спиной. Первый виток над грудью по плечам, можно задействовать горло, но не стоит без опыта. Безопасность, прежде всего. Хотя ножницы под рукой. Так учил Хозяин. Второй виток на уроне локтей, дальше ровно и красиво, руки стянуты, уже неподвижность. Протягиваем веревку между ног, обхват мошонки, главное, не затягивать. Дальше вниз, ноги на щиколотках. Несколько витков, довольно тугих, заправляем конец веревки за обмотку. Вязать узлы не стоит, не умеючи. Неподвижное тело уже реагирует. Член стоит, как вкопанный. Стек в руку. Без подготовки, без разогрева. Удар по заднице.

Ден застонал. Нет, это не протест, это стон наслаждения. Маленький мой, ты так соскучился по порке? Лара разошлась не на шутку. Блин, почему так интересно видеть порку с другой стороны? Каждый удар Лара чувствовала на себе. Каждая красная полоса на заднице Дена отпечатывалась на ней самой. Она вдруг прожила все прошлое, будущее и настоящее вместе с ним. В какой-то момент она устала. Воспоминания захлестнули с головой.

— Вообще-то, я не планировал тебя сегодня пороть.

— Но так получилось, — Лара улыбнулась, освобожденная от веревок.

Эта порка далась ей нелегко. Ден улыбался. А задница превратилась в разукрашенную красными полосами картинку. Нет, он не стонал, он мяукал, как кот, который наелся сметаны. Лара поменяла стек на мягкий кожаный ремень и прошлась им по ступням. Ден взвыл, терпи, малыш, ты сам этого хотел. Она коснулась пальцев рук и поняла, что веревки надо снимать. Но Ден казался разочарованным. Ничего, котенок, это не конец.

— Встань к стене, — негромко скомандовала Лара.

Ден встал и уперся руками в стену. Член стоял, на конце блестела капелька. Как ей хотелось прямо сейчас взять его в рот, слизнуть эту капельку. Но она оттягивала свое удовольствие. Сейчас ее задача — закончить порку. На высшей ноте, на пике наслаждения. Ремень, узкий и мягкий, но с подвохом, прямо на середине у него две металлические клепки, она знала, какой эффект они производят, не раз и не два ее попка получала этим ремнем, оставляя ощутимые синяки.

Ремень свистел в воздухе, опускаясь на уже серьезно выпоротую, разукрашенную красными полосами задницу. Дену явно было больно, она чувствовала эту боль. Но боль имеет странное свойство. Она почему-то вытягивает наружу весь негатив изнутри. Она дает наслаждение. Почему так? Лара не знала. Но если человек получает удовольствие от боли, значит, так надо.

Лара отшвырнула ремень в сторону и нырнула под напряженное тело Дена.

— Войди в попку.

Ден замешкался на минутку. Потом накрыл ее руки своими руками и пристроил стоящий член к ее дырочке. Без подготовки, без смазки, просто вот так сразу. Лара слилась с мужским сильным телом, стала его частью, сама насаживаясь на стоящий кол. Она любила эту боль проникновения, любила до зубовного скрежета. Она зарычала, когда почувствовала полное проникновение.

Несколько сильных толчков заставили ее трепетать. Ден с силой сжал ее руки. И просто не выдержал, кончил в нее бурно и страстно. Именно этого она и добивалась. Странно, но они слышали друг друга, не произнося ни слова, слышали биение сердец.

А дальше была ванная. Нет, Лара так и не стала доминой в прямом смысле слова, она лишь получала удовольствие в сильных мужских руках, готовых на все. Это поклонение, желание обладать доставляли ей высшее наслаждение. Она встала над лежащим в ванной телом и, собрав всю волю в кулак, пустила струю на грудь, лицо, в рот, призывно открытый. Никогда раньше не делала она этого, никогда не понимала, что в этом хорошего. Но так получилось.

Ден вдруг схватил ее за талию и притянул к себе. Его язык коснулся той заветной точки, которую женщина может ласкать и сама, но это не дает наслаждения, точнее это наслаждение неполное без партнера. Он прошелся языком по клитору, и вдруг сразу проник им внутрь. Лара выгнулась и резко насадилась на язык. Язык не член, нельзя так делать, но уже сделано. Он вылизал все, удерживая ее руками. Лара прогибалась, закидываясь назад. Держал. Она рычала, как львица, как кошка, рычала и выгибалась. Кончила Дену в рот.

Потом, анализируя действия и поступки, она ругала себя. Но страсть живет по своим законам. Иногда стоит отпускать звериные инстинкты. Для всеобщего блага.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019