Русский раб для восточной госпожи 2

A A A
0
Я тоже хороша, дура! Пошла искать приключений на свою жопу. Вот и нашла! Доигралась, блядина! Я вела себя, как проститутка. Меня вволю оттрахали два голодных самца, и я позволила отодрать себя во все дырки, как самая настоящая уличная дешёвка! От всего этого мне просто хотелось наложить на себя руки.
Я испугано смотрела на его инструмент и молчала.
- Обсоси его, живо!
Он сунул под нос, свой член, я сморщилась и отвернула голову. Но он схватил меня за волосы и стал водить им по губам.

- Открывай рот, блядь, не брезгуй сука!
Я мычала и вертела головой, но после удара по щеке раскрыла рот. Я обсасывала член, оголив головку руками, а он пытался его протолкнуть ещё глубже.
- Ну что тебе нравится сосать мой хуй, а блядь?
Ответить я не могла, ввиду занятости моего рта и только утвердительно промычала, что, мол, я на просто счастлива от его говённого члена!

- Тебе что, не нравится наша сперма, сука?
Тут я вытащила член и проговорила:
- Нравится, я готова пить её постоянно.
- Ну, так давай, дососи все до последней капли!
Я так и сделала. К моему счастью, эрекции у него больше не было, и он вытащил член в полувялом состоянии.

- Я тебя запомнил, блядина! Ещё раз попадёшься – отпердолю по полной программе! - Заржал он, застёгивая ширинку. Ну да, можно подумать, что сейчас они отпердолили меня не по полной!
Потом застегнули штаны, сделали на прощание пару снимков и направились к выходу, обсуждая меня и бросая в мою сторону грязные реплики и шутки.

Было мокро и противно, и ещё я боялась, что они захотят вернуться. Очень хотелось пить. В стоявшей недалеко пивной бутылке я заметила недопитые несколько глотков и с жадностью их выпила. Туфли, которые были на мне, почти не пострадали, только немного ободрались спереди, если внимательно присматриваться. Чулки кое-где были порваны, но не сильно, дыры ещё не разошлись. Пояс весь перекрутился и съехал набок. Кое-где на теле были видны свежие, но небольшие царапины. Ничего, до свадьбы заживёт!

Я всё поправила и подтянула чулочки. Отряхнула плащ и накинула его на себя. Вид у него стал не презентабельный, но он всё же прикрывал наготу. Я проверила карманы. Удивительно, но эти подонки не взяли мой, в общем-то, простенький сотовый, и кое-какую мелочь – сдачу из магазина.

Я посмотрела на лобок. Губки опухли до размеров губ Маши Распутиной, и заметно выпирали вперёд. Как будто меня оттрахала рота солдат. А интересно, я бы выдержала роту? Потом обвела взглядом подвал, наткнулась на откусанную колбасу, познавшую прелести путешествия в задней кищке - и бесстрашно шагнула в сторону выхода . И тут же присела на корточки, потому что в проёме двери послышались шаги и голоса .

Глава 3. От автора. Влюблённые.

Они долго гуляли по городу, желая уединиться - что свойственно всем влюблённым на свете - и каждый раз, когда казалось, что уж теперь-то им никто не помешает, каждый раз кто-то появлялся рядом. Им казалось, что люди специально подходили и смотрели, чем же они занимаются. И тогда они дёргались, и смущённо улыбаясь, отворачивались и смотрели каждый в свою сторону. Она предложила пойти в общагу, но он сразу же отверг эту идею – там уж точно ничего не получится! Наконец они зашли в подъ¬езд какого-то дома, где решили, что им никто не помешает. Они тихонько разговаривали, нежно целуясь сначала с опаской, а потом всё более смело. Но и здесь им не было покоя.

Сначала какой-то мужик пошёл выгуливать собаку, Потом из лифта вышла какая-то женщина с девушкой, потом вернулся тот мужик . Он потащил её на улицу, придётся в кустах! Откуда-то снизу появились двое парней и пошли в сторону, громко обсуждая траханье с какой-то шлюшкой.
- Нет, так невозможно! - Не выдержал он,- За один вечер станешь дёрганным!
Она молча кивнула.

- Пойдём туда, - кивнул он на чёрный проём подвала. - Там нас ник¬то не достанет.
Она пошла за ним, держась за руку, чтобы не упасть.
В подвале горел свет, и они его выключили, чтобы не привлечь любопытных. Они прошли немного вглубь, освещая путь зажигалкой, и скоро остановились.
Он обнимал её и шептал: "милая моя, люблю тебя!"
Она отвечала ему страстными поцелуями, подставляя лицо, шею, губы . Он целовал её, и этого ему уже было мало, страсть его требовала большего.

Он осторожно расстегнул лифчик, снял его через верх и вытащил из выреза платья левую грудь. Грудь была мягкой и в то же время упругой. Сначала он мял её руками, чувствуя, как всё её тело напрягается, как она страстно гладит его спину, а потом обхватил сосок губами, проводя по нему языком и пощипывая зубами. Сосок быстро напрягся, она уже прерывисто дышала, поглаживая его голову. Он вытащил вторую грудь, и ласкал сосок, пока и он не стал твёрдым. Она уже слегка стонала, прижимаясь к нему всем телом.

Правой рукой он гладил её спину. Потом медленно опустил руку на бедро. Через платье он ощущал рельефную резинку чулок, и это доставляло ему огромное удовольствие. Он гладил её попочку, немного напряжённую под его рукой и пока не решался залезть под платье. ТУДА он ещё к ней не лазил.

Он целовал её в губы, специально не отрываясь, чтобы не дать ей как-то сопротивляться, а рука его уже гладила ногу в капроне, постепенно задирая платье. Когда рука полезла к трусикам, и уже было нащупала их, она дёрнулась, пытаясь высвободить губы, но он крепко держал её, продолжая целовать. Он прижал пятерню к лобку, слегка поглаживая его, и тогда она попыталась убрать его руку. Он подчинился, решив не применять силу, но потом возобновил попытку, и на этот раз она уже руку не убирала . Он осмелел и, продолжая целовать её, просунул всю пятерню в трусики. Она что-то замычала, не отрываясь от губ, но и не сопротивляясь.

Он прижал ладонь к лобку и так и замер. Он хотел нас¬ладиться этой дозволенностью, этим новым ощущением. Он просто боялся пошевелить рукой, чтобы не спугнуть её, не потерять этот миг и не дать ей опомниться. Но она сама прижалась к нему, подставляя лобок пальцам: ну, что же ты? Предвкушая дальнейшее, им тоже овладела страсть. Он начал постанывать, как и она и просунул средний палец в щель. Влагалище было мокрым. Он нащупал клитор и щекотал его, пока не почувствовал дрожь в её теле.

Она стонала, закрыв глаза и откинув голову, подставляя для поцелуев шею, и он целовал её, не в силах более остановиться.
- Зачем ты так? - Шептала она. - Я ведь тоже человек, ну, не надо! Прошу тебя, не надо!
Он не обращал внимания на её мольбы, понимая, что это тоже правила игры. Так надо!
- Я люблю тебя, - шептал он, покусывая мочку уха, и она улыбалась. Уже без опаски встретить сопротивление, он засунул палец дальше во влагалище, чувствуя обильное выделение, и то, что она немного развела ноги.

Она уже открыто прижимала лобок к его руке, выпячивая вперёд таз. Её била мелкая дрожь, рот скривился гримасой наслаждения, руки лихорадочно гладили тело под рубашкой. "Уже можно", подумал он и начал стаскивать трусики.
- Не надо, ну зачем ты?

Но он прижимал её сильнее к себе, продолжая медленно, но упорно их опускать. Она чуть свела ноги, чтобы ему было удобнее, и когда трусики дошли до колен, они сами упали на землю. Носком туфли она откинула их в сторону и опять прижалась к нему. Он ощутил обнажённость заветной дырочки, её близость, сама мысль, что у рядом стоящей девушки под платьем ничего нет, влила в него необъятную радость, он понял, что ЭТО неизбежно! Душа его ликовала. Он верил в свои силы!

Она тяжело и прерывисто дышала.
- Хочу! - Прошептала она и начала расстёгивать ему брюки. Он помог ей справиться со змейкой на ширинке, девушка провела рукой по его члену, будто проверяя его твёрдость, и погладила курчавый лобок. Он немного отстранил её и развернул спиной к себе. Она наклонилась, опершись о стену, и развела ноги.

И тогда он, нащупав мокрую от нетерпения щель, вставил головку члена во влагалище и, крепко держа спи¬ну, ввёл медленно и очень легко, чувствуя трение о его стенки из-за узости прохода. Ввёл до самого основания, получая при этом неописуемое удовольствие. Она протяжно застонала, изгибаясь, как пантера, и закатила глаза. У неё, как и у него, уже был опыт в подобных делах, и она отдалась новым ощущениям полностью и без остатка.

Глава 4. От первого лица. Милиционеры.

Вдруг свет погас. Я прислушалась и снова услышала голоса. Они приближались. "Неужели им было мал ", подумала я, решая куда спрятаться. Но нет, это были голоса парня и девушки. Сверкнула зажигалка. Они светили себе под ноги, пробираясь вглубь подвала. Пара остановилась метрах в четырёх-пяти от меня. Я притихла, ожидая дальнейшего и соображая, как же выбраться на улицу незамеченой.

Парень зашептал: "милая моя", и они начали целоваться. Чем боль¬ше я слушала, тем больше понимала, как они распыляются. Мне бы¬ло приятно оказаться уже в роли зрителя, чем в роли действующего лица. Но жестокой злорадности не было. Просто обычный женский интерес.

Девушка уже стонала, просила не делать этого, но я-то пони¬мала, как ЭТОГО ей хочется! Та не променяла бы эти мгновения ни на что другое! Застонал и парень. Послышался звук оттягиваемой резинки от трусиков. Потом какой-то шорох и что-то упало прямо мне на колени. На ощупь я поняла, что это женские трусики. Опять какой-то шорох, и всё стихло. Вскоре девушка застонала и в который раз за эту ночь я почувствовала похотливый зуд между ног! Мне захотелось оказаться на месте этой девушки, чтобы всё было уже по-человечески, приятно и красиво. Стоны и вздохи становились громче и сопровождались прерывистым дыханием.

Но тут-то и произошло самое невероятное. Вдруг вспыхнул свет и в проёме коридора появились два сержанта милиционера, за ними вошёл лейтенант, а дальше семенил уже знакомый мне Слон. Это походило на последнюю сцену в "Ревизоре". Парень только ввёл и так и замер. Потом резко обернулся и удивил¬ся больше моему присутствию, чем вошедшим милиционерам.

- Та-ак, и кто же из них она? – Присвистнул лейтенант, показывая резиновой дубинкой на нас троих. - Слон, ты говорил про одну… - он запнулся. – Слонов Алексей Михайлович, вы говорили про одну женщину.
- Так точно, товарищ лейтенант, – подтвердил Слон, - этих здесь не было. Я про ту рассказывал. - Он кивнул на меня.

Парень вытащил член и быстро натягивал джинсы. Девушка ещё тяжело дышала, но тоже опустила платье и стояла вся пунцовая. Я встала с корточек и чуть не упала: ноги отекли и стали ватными. В руках я держала трусики девушки, а полы плаща распахнулись так, что все мои прелести оказались выставленными на всеобщее обозрение. Оказавшись почти голой перед этими мужиками, в глазах которых не осталось ничего человеческого, одна только похоть, я смутилась.

Боже! Эти похотливые козлы с видимым одобрением бесстыдно рассматривали меня, как какую-то вещь! Однако, это продолжалось недолго. Лейтенант подошёл ко мне и спросил, ни к кому не обращаясь:
- И что же она натворила? – Глазки его похотливо затуманились и вперились в мою толстогубую вульву, как два прожектора
.
- Да занималась блядством! Совратила меня и путём обмана украла у меня деньги. – Как по учебнику выпалил Слон.
- Разврат нам не нужен! – Лейтенант с интересом меня рассматривал. – Сколько украла?
Я запахнула полы плаща и покраснела.
- Ну, сколько . - Потупился Слон. – Пятьсот . или тысячу.

- Так пятьсот или тысячу? – С усмешкой переспросил лейтенант.
- Тысячу. Да, тысячу! – Радостно вспомнил он.
Такого театра я ещё не видела! И главное, всё расставить по местам я была не в состоянии. Шла какая то обдуриловка! То, что творится у нас в стране!
- Ну, ты и пидор! – Только и проговорила я.
- Ах ты, сука! – Заверещал Слон и ринулся на меня.
- Стоять! – Гаркнул лейтенант.

- Этот подонок, - кивнула я на Слона, - меня изнасиловал. Их было двое, второго звали Колян.
- И куда же он вас изнасиловал? – Ехидно с усмешкой спросил лейтенант и ткнул резиновой дубинкой мне в промежность. - Сюда?
Я не ответила.
- Семёнов! – Крикнул мент, - обыщи её! Должна быть тысяча.
Ко мне подошёл сержант.
- Руки подняла! Быстро!

Я подняла руки. Полы плаща тут же разъехались, оголяя мои достопримечательности. Глазки у сержанта разгорелись
- А теперь встань лицом к стене, и помести руки на неё, - приказал он. Но я продолжала в замешательстве стоять. Тогда он сам развернул меня за плечи, поместил мои руки на стену и принялся с небывалым рвением выполнять команду. Свою ногу он вставил между моими ногами и одним порывом заставил развести их в стороны. Я почувствовала, что моя поза очень неуклюжа и унизительна.

- Я ничего не крала. В чём я виновата? – Снова попробовала спросить я, но он игнорировал мои вопросы.
Руки мужчины бегло ощупали меня сверху, задержавшись на грудях, скользнули вниз по животу до талии, затем в стороны и вверх до подмышек. Потом он повернул меня к себе и опять начал щупать меня от подмышек до талии.

Вдруг сержант резким движением раздвинул мои колени в разные стороны и ощупал область промежности, начиная от лобка и заканчивая ягодицами. Его руки были тяжёлыми и требовательными. Я чувствовала их прикосновение на своём теле, и это вызывало неприятные ощущения.
- Да брось ты, так мы ничего не найдем. Положи её! – Распорядился лейтенант.
- Наверное, ты прав. Так надёжнее, - согласился сержант.

Ко мне сзади подошёл второй сержант и, сунув руки подмышки, потянул вниз. Я даже ойкнуть не успела, как оказалась лежащей на спине. Тогда первый присел передо мной и, взяв меня за ноги, положил их себе на колени. Я оказалась, как в гинекологическом кресле. Обе мои ноги в чулках и туфлях были раздвинуты в стороны и лежали на коленях сержанта. Взявшись обеими руками за кружевной пояс, поддерживающий чулки, он оттянул его и проверил, не спрятано ли что-нибудь там.

Затем, пропустив свою левую руку под коленями моих ног, он поднял и поджал их прямо к моей груди. Другой свободной рукой он "обласкал" мои бёдра, пройдясь вначале вокруг левого, затем правого бедра. Потом я почувствовала, как рука скользнули по промежности, прошлась по моей киске и по чулкам спустилась вниз к туфлям.

- Пусто! - Он выпрямился, приказал снять туфли и проверил их внутри. Ничего там не найдя, он кинул их мне, и когда они заняли соответствующее место, с напарником поднял меня на ноги. Проверил карманы плаща и выудил оттуда сотовый и какую-то мелочь – сдачу из магазина.
- Пусто, - удовлетворённо повторил он. – Только это, - и передал находку лейтенанту.
- Ладно, - тот подошёл ко мне. - Раздвинь-ка губы. Те, нижние… Срамные… По-жа-луй-ста! – По слогам серьёзно попросил он и присел на корточки перед моим лобком. Я раздвинула губы.

- Шире! – ткнул он дубинкой.
Я раздвинула, так, что чуть матку не вывернула. Из влагалища потекли остатки спермы. Не обращая на жидкость никакого внимания, он обе свои руки положил на внутренние поверхности моих бедер вплотную к промежности. Указательные пальцы задержались около входа в отверстие, как бы невзначай задели соседние места, затем медленно начали проникать внутрь. Я застонала от унижения, извиваясь всем телом, но пальцы его проникали всё дальше и дальше. Какое-то время он там с воодушевлением шевелил ими, потом наклонился ко мне ещё ближе.

- Гм, - усмехнулся он, - похоже, что у неё действительно денег нет. - Лейтенант приостановил своё движение и выдернул пальцы. - Иначе она сама бы их отдала. Я посмотрю между ягодицами, но, боюсь, что мы ничего не найдём. Развернись!
Я повернулась к нему задом.
- А теперь подними плащ и раздвинь жопу! – Он слегка ударил дубинкой по заду, но это было настолько ощутимо, что я взвизгнула.

Я задрала плащ, но раздвигать половинки не стала. Он обхватил своими ладонями мои ягодицы и раздвинул их в стороны так далеко, что мне показалось, будто он хочет разорвать меня пополам, и, никого не стесняясь, скользнул пальцем в анус. Я чуть не подпрыгнула – настолько это было неожиданно.

- Какая широкая дырочка! – Искренне удивился он. – Где ж ты так её разработала?
Лейтенант без смущения плотным скользящим движением ощупал всю область заднего отверстия, засунул палец на всю глубину и начал там им ворочать. Я завибрировала: появилось знакомое мне чувство. Покрутив там с полминуты, он вынул его и понюхал. Вот, человеческая натура! Ну, чем может пахнуть палец, вынутый из жопы!

- Видимо, она успела их перепрятать. Кто-то предупредил. Ладно, отвезём её в участок, там она расскажет всё сама.
Он сунул мне палец под нос.
- Оближи, сучка!
И это уже было! Я закрутила головой. Но у него был неоспоримый аргумент – дубинка. И моя ляжка это сразу почувствовала. Нога онемела, и я открыла свой ротик. Он сунул мне палец за щёку и начал там елозить. Когда я достаточно обсосала его, он вытащил его и обратился к остальным:
- Значит так, сейчас все едем в отделение и составляем протокол. А там, как повезёт.

Парень, уже успевший застегнуть джинсы, здорово побледнел.
- Товарищ, лейтенант, я хочу сделать заявление! Прошу вас!
- Какое заявление? - Удивился милиционер.
- Сугубо конфиденциально, пожалуйста!
Они отошли в дальний угол и стали шептаться. Оба сержанта с интересом рассматривали меня и девушку. Около неё валялся лифчик. Она попыталась его поднять, но один из сержантов наступил на него, заулыбавшись.

- Не стоит, милая, он тебе не понадобится.
Потом подошёл ко мне и кивнул на трусики, про которые я давно забыла, но продолжала держать в руке:
- Твои?
Я молчала. Он их вырвал из рук, поднёс к лицу и зачем-то понюхал. Ухмыльнувшись, он сунул их себе в карман.

- И тебе не понадобятся.
Парень в углу давал милиционеру деньги. Тот посчитал их, кивнул головой и что-то ему сказал. Парень тоже закивал.
- Я его отпускаю, он здесь оказался случайно. А вы, девушки, пожалуйста, покажите документы.
- Вы её отпустите? - Умоляюще кивнул парень на свою спутницу.

- Ты ещё не ушёл? - Прорычал лейтенант. - Даю минуту, а там пеняй на себя.
- Да, да, хорошо, - закивал он и скрылся в проёме.
- Ну, так что же, милые проститутки, документики, пожалуйста. – Он упивался своим всесилием и властью, данной государевой службой.
- У меня с собой нет.
- У меня тоже, - потупилась девушка.- И я не проститутка!
- Ну, что ж, это мы проверим, а пока придётся проехать в отделение до выяснения личностей.

- Вы только в институт не сообщайте! - Взмолилась девушка.
Милиционер хмыкнул и ничего не ответил.
- Но он меня изнасиловал! – Крикнула я, понимая никчёмность своих требований. Все здесь повязаны - Слон, Колян, милиционеры…
- Разберёмся, - проговорил лейтенант. – Документы покажи, сучка!
- А как же моя тысяча! – Обиделся Слон.

- Она отработает, правда? – Улыбнулся он в мою сторону. - Слонов, ты свободен!
- А как же . - Заблеял Слон.
- Держи! – Лейтенант кинул ему мой сотовый. - Свободен!
Телефон было жалко из-за записей, придётся долго восстанавливать, подумала я, ну, да Бог с ним!
Довольный Слон мигом исчез в проёме с телефоном. Лейтенант немного подождал, что-то обдумывая (он ещё пытался думать!) и кивнул на дверь:
- Идите!

Мы вышли во двор. На дороге стояла милицейская бело-синяя ГАЗель. Один из сержантов открыл сбоку дверцу и пропустил нас вперёд. Внутри по обе стенки были мягкие сиденья. Мы с девушкой сели рядом, лейтенант и сержант – напротив. Второй сержант занял место водителя, и машина тронулась. Вскоре сержант напротив не выдержал и пересел к моей соседке.

- Чем же вы там занимались, а? - Спросил он и положил ей на колено руку. Она вздрогнула, но руки не сняла. Только гримаса неприязни промелькнула на её лице, и она заискивающе улыбнулась.
Рука сержанта бесцеремонно полезла к ней под платье.
- Нет! Нет!
- Ну-ка, раздвинь ноги! – Властно сказал он.

И тут девушка сорвалась. Что она закричала? То ли "нет", то ли "не хочу", то ли "не надо", то ли всё одновременно. Она присела на корточки и наклонила голову к коленям. Тогда сержант медленно, с оттяжкой, со всей дури залепил ей пощёчину.
- Ну, что, шлюха, тебе всё ясно? - Голос у него был хриплый от возбуждения. - Ты можешь кричать, визжать, но открытого сопротивления быть не должно, ясно?
Она обречённо кинула и села на место, криво улыбнувшись.

- Так что же вы, дома не можете этим заниматься? - Продолжил он, задирая ей платье.
- Отпустите! Пожалуйста!
- Конечно . Но позже .
Лейтенант с интересом наблюдал за ними, потом хмыкнул и взял меня за руку.
- Иди сюда, мы тоже побеседуем.
Он вытянул ноги и указал на колени:
- Садись сюда. Тот паренёк тебя раньше трахнул? - Он распахнул на мне плащ и заставил меня его снять Я положила плащ на сиденье рядом и повернулась к нему

От милиционера воняло перегаром и луком, разговаривать с ним было противно, но что было делать? У них власть. Приходилось мириться. "Да, Боже мой, подумала я, одним больше, одним меньше!"
- Что вы хотите?
- О, только нежности! - Он поглаживал мою опухшую киску. – Какая она у тебя большая! И сахарная, да? Передком работаешь?
Как бы я ни противилась, но неприязнь отразилась на моём лице. Наверное, он это заметил.

- Будь со мной поласковей! Обними меня, крошка, будь как с мужем, не стесняйся!
Его пальцы теребили клитор.
- У меня нет мужа.
- Тем более! Скажи, как ты любишь меня и хочешь трахнуться.
- Я люблю тебя! И очень хочу трахнуться.
- Не так, сука! С выражением!

- Я очень люблю тебя, милый! Трахни меня, выеби меня, ну пожалуйста! Я очень хочу этого!
- Ну вот, другое дело! Заметь, ты сама попросила!
Правой рукой под плащом он обнял меня за талию, а указательный палец левой засунул во влагалище.
- Какая же ты мокрая. Вся течёшь. Хочется?

Я сняла с него галстук и до половины расстегнула рубашку, сунула под нее руку и гладила потное, волосатое тело, стараясь ублажить милиционера. Он похотливо улыбался, прикрыв глаза. Я посмотрела на девушку напротив. Она уже осталась в одних чулках (платье валялось на полу) и тоже сидела на коленях у сержанта спиной к нему. Брюки его уже были спущены, член внушительных размеров тёрся о лобок и упирался ей в живот, а сам он мял её груди. Девушка сидела бледная с искажённым лицом, но не сопротивлялась.

- Я не хочу . пожалуйста . - молила она, но его глаза уже пылали похотью и только сам акт мог остановить сержанта.
- Ну-ка, привстань, милая, - прохрипел сержант и прижался лицом к её спине. Изо рта у него текли слюни.
Она привстала, опираясь о его колени. Он сунул руку ей под зад, и средний палец вставил в анус, а указательным начал теребить губы. Девушка дёрнулась и чуть не упала.
- Ну-ну, - ласково промычал он. – Спокойно, сучка!

Правой рукой он начал вставлять член во влагалище, но это ему не удавалось.
- Не надо! - Одновременно и жалобно, и возбужденно пролепетала она.
- Слышь, Петрович, она не хочет! А сама течёт, как блядина последняя! – Он ещё раз попытался вставить член. - Ну-ка, сама его вставь!
Девушка правой рукой взяла пенис, левой раздвинула насколько можно было губки и вставила головку во влагалище. Тогда он с силой надавил ей на плечи, и она со стоном опустилась. Дрожь пробежала по её телу.

- Ой, Господи, о-ой, о-о-ой, а-ах, - стонала она и послушно задвигалась всем своим телом. Было слышно, как член сержанта с хлюпаньем входит и выходит из девушки. Она возбуждённо дышала.
- Хочу тебя, шлюха! – нарушил тишину стон сержанта. - Хочу тебя, давай шлюшка, давай, раздвинь еще шире ножки.
Она послушно сильнее раздвинула ноги. Он вдалбливал свой инструмент в девушку, как будто забивал гвозди.

- Нет! Не надо! Не хочу! - Стонала она, закатывая глазки и насаживаясь на его член.
- Хочешь! - Хрипел он. - Все бабы хотят, и ты хочешь.
Он крепко прижимал её к низу, не давая ей дёргаться и не вынимая члена из влагалища. Было видно, что он вот-вот кончит. Она тоже. Из глаз текли слёзы.
Зрелище напротив возбудило лейтенанта до высшей точки, да и, откровенно говоря, меня тоже. Его руки теребили мои волосы, гладили бедра .

Вдруг его палец стал проникать в анус. Я была не готова к этому и попросила не трогать. Он кивнул, и я повернулась к нему и расстегнула ширинку милиционеру. Лобок его был полностью выбрит, отсутствие волос резко контрастировало с его остальной растительностью. Член уже стоял наготове, как солдат, готовый ринуться в бой, и только я, генерал, могла отдавать ему приказания .

Он был толстый, но не слишком длинный, красный, изрезанный набухшими венами и горячий. И опять тело предало меня и уже ничто не могло меня остановить. Лейтенант уселся поудобней, я захватила его член своими губками и тут же резко села. Его стержень весь погрузился в мою плоть, что заставило его удивиться, он не ожидал, что я смогу его всего до миллиметра поглотить. Милиционер громко ойкнул и застонал.

- Хорошо-о-о!
Я чувствовала член влагалищем, его упругость, он точ¬но подходил мне по размерам. Возбуждение, как наркотик, отбросило весь здравый смысл, мне было здорово и уже самой хотелось его изнасиловать, и чтобы он просил и умолял о пощаде.
С неистовой силой я насаживалась и вставала. Когда уже ноги устали, я начала сжимать стенками влагалища головку члена, доставляя неописуемое удовольствие мужчине
.
- Ещё! Ещё! - Говорил он в такт сжиманиям.
Лейтенант скинул с меня плащ и бросил на пол. Пальцы впились в мою спину, оставляя ссадины, и на лице отразились муки блаженства. Его палец неистово теребит клитор, запах плоти . Хотелось, чтобы машина ехала и ехала . Он открыл рот и застонал. Я поняла, что милиционер кончает. Я так и осталась сидеть у него на коленях, не отпуская член, и прижавшись к его груди.

Девушка напротив уже без команды вставала и садилась, шумно выдыхая при каждом опускании. Сержант держал её за талию и в такт движениям двигал тазом, вгоняя член до самого основания. Он никак не мог кончить. От бесконечных приседаний у неё дрожали ноги. Она продолжала приседать, и с каждым заходом член всасывал губки и волосы. И всё же, как бы ей не было противно трахаться с незнакомым человеком, я видела, что она получает удовольствие.

- Не могу больше, - прохрипела она и тяжело опустилась.
- Потерпи, ещё немного-о-о! - Он захрипел и, не вынимая члена начал елозить им во влагалище.
Левую руку он тут же вытащил из зада и двумя руками с силой придавил девушку к себе.
- О-о-о-о! Я кончаю! – Зарычал он и задёргался.
Потом вынул пенис и откинулся телом назад. Из её влагалища тут же потекла сперма.
Я осторожно встала с лейтенанта и по ногам, уже в который раз, заструилась мощная порция семени.

- Не испачкай брюки, пизда! – Рявкнул он, и оттолкнул меня от себя.
Сержант посадил девушку рядом, поднял её платье и обтёр им обмякший пенис.
- Вот и всё, девочки, - тяжело выдохнул он. Девушка молчала, тупо уставившись в пол. Из расставленных ног на пол капала сперма сержанта. По её щекам покатились слёзы.
- Ну что ты, перестань, - Похлопал он по щеке и, поглаживая её живот чуть выше лобка, глубокомысленно изрёк:
- А пизду надо брить.

Подумал и добавил:
- Смотри, не залети. Нам проблемы ни к чему! Тебе ведь было приятно? Или нет?
Он схватил волосы на лобке и криво усмехнулся.
- Очень приятно. - Выдавила она и снова беззвучно заплакала.
Вдруг машина остановилась.

- Товарищ лейтенант, - повернулся к нам водитель. – Можно и мне? А то не могу уж!
- Можно Машку на возу… - Недовольно буркнул лейтенант. – А здесь - разрешите! Давай, только быстро! И купи водочки и пивка, вон магазин открытый. – Он кивнул на стоящий неподалёку продуктовый магазин, который действительно был ещё открыт. - Время поджимает, нас майор заждался.
- Я мигом! – Заулыбался сержант и посмотрел на меня. – Ты, выходи.
- Давай, давай! – Хлопнул меня по заду лейтенант. – Нехорошо обижать товарища. Ублажи сержанта.

Я спрыгнула на землю. По дороге изредка проезжали машины. Одна из них, поравнявшись с нами, притормозила и весело просигналила.
- Эй, иди сюда! – Послышалось оттуда.
- Проезжай! – Крикнул сержант и схватил меня за руку.
Машина проехала дальше с гиком и улюлюканьем.
Сержант потащил меня к дереву, которое со всех сторон освещалось фонарём. Он спустил брюки до колен и достал полувялый член.

- Соси, пизда!
Я села на корточки и обхватила голый зад сержанта. Он с силой прижал мою голову к себе так, что я чуть не поперхнулась.
- М-м-м!
- Соси, блядина! – Зарычал милиционер. – Быстрее! Мне ещё трахнуть тебя надо!
Я сосала, как могла, обволакивая язычком головку члена. Постепенно он набухал и твердел, увеличиваясь до необыкновенных размеров. Сержант стонал, прикрыв глаза, и с вожделением засовывал член до самой гортани.

Рядом остановилась машина, но из неё никто не выходил. Казалось, сержант её не замечал. Как не слышал и моих хрипов. Вдруг он быстро вытащил член, схватил меня за руку и с силой поднял. Тут же перевернул к себе спиной и наклонил, раздвигая мне ноги. Я двумя руками опёрлась о дерево.
- Может помочь? – Донеслось из машины, но милиционер ничего не слышал. Он хотел успеть. Он чувствовал, что вот-вот придёт развязка, да так не вовремя. А как хотелось бы продлить этот миг сладострастия!

Он всё же успел вставить и сделать пару качков. Член был необыкновенно длинным и причинял некоторую боль, когда сержант вгонял его до самого основания. И в то же время доставлял огромное удовольствие, доходя до матки и надавливая её.
Я задрожала, завибрировала всем телом, с хрипом застонала в очередной раз, растворившись в волнах оргазма. Я начала подмахивать насильнику, получая при этом неописуемое удовольствие, вновь и вновь окунаясь в блаженную негу наслаждения.

Очередная волна подкатила к низу живота, огромная, бурлящая волна чего-то страшно-сильного. В какой-то момент я выпустила струю жидкости прямо на дерево, потом её раз . И вдруг услышала, как он захрипел, задрожал всем телом, со всего размаху прижался к моему заду и выпрыснул, нет, вдарил струёй по стенкам влагалища. Я это отчётливо почувствовала, этот удар горячей жидкости из молодого и ещё неопытного органа.

- Может помочь, сержант?
Рядом стояли двое подростков лет семнадцати и с интересом наблюдали за впечатляющей картиной моего грехопадения.
- Вы чего, охирели? – Удивился милиционер такой наглости. – Это следственный эксперимент.
Он ещё сделал несколько фрикций, некоторое время постоял, не вынимая члена, и сдавливая остатки семени в моё чрево, чувствуя при этом сокращения стенок влагалища и получая дополнительное наслаждение.

- Ещё, сучка, ещё! – Шептал он, закатывая глаза.
Я сокращала стенки из последних сил. Он мял груди и продолжал наваливаться на меня всем телом. Потом вытащил член, заставил обсосать его и застегнул брюки. У меня в очередной раз тут же потекло по чулкам. Спермы было так много, что я чувствовала её специфический запах. Она впитывалась в чулки и приятно холодила ноги.
- Ну, ты даёшь, сержант.
- Даёт она,- выдохнул он, - а я – ебу.
- Ну, так дай и нам!

Я выпрямилась и чуть не упала – закружилась голова. Сержант схватил меня за попку, выждал некоторое время, пока я приду в себя и повёл к магазину, не обращая внимания на парней, которые двинулись за нами.
- Может, я плащик накину? – Взмолилась я. Заходить в таком виде в магазин было стыдно, типичная девка из порнухи!
Сержант как-то странно на меня посмотрел и сказал, что блядям одеваться не надо и что ему, как представителю закона, всё разрешено.

- Послушай, шлюшка, если ты вдруг стесняешься, то соображай быстрее, это не дом моды, где на тебя будут зенки выпячивать, кому ты здесь нужна! Расслабься - и будешь совсем красавицей! - И он одобрительно цокнул языком.
Я молила Бога, чтобы мы никого не встретили, и пока шли до магазина мне везло. Дефилируя на каблучках, я чувствовала на голой попке руку милиционера. Он мял её всю дорогу и, дойдя до магазина, умудрился вставить палец мне в анус. Стало совсем не по себе.

Мы вошли в магазин, и пока шли до прилавка, из моего влагалища капала ментовская сперма, оставляя за мной след из капель. Продавщица, взглянув на нас, округлила свои глаза и тактично отвернулась. Сержант всё никак не мог угомониться, и пока она стояла спиной, дал облизать мне свой палец. Затем снова вошел мне в попку и, толкнул на прилавок, чтобы я уперлась об него руками и стал трахать меня пальцем, задавая продавщице вопросы про вкусовые качества водок. Честно говоря, в какой-то степени я кайфовала от его действий, меня наполняло смешанное чувство стыда и похотливого зуда.

Сзади раздался звонок колокольчика, я вздрогнула и поняла, что сейчас кто-то увидит мой откляченный зад с пальцем внутри. Это были те двое парней. Они стояли, перешептываясь сзади нас, и наслаждались видом моей попочки. Я опустила голову вниз, чтобы не встретиться с ними взглядом, а сержант, как ни в чём не бывало, продолжал выбирать водку, шевеля пальцем в моей попочке. Продавщица назвала сумму, и страж закона особенно глубоко всадил в меня палец.

- М-м-м-м-м-м! – Выдохнула я со стоном.
Она с отвращением посмотрела на меня, и я, прикрывая лицо одной рукой, проследовала за расплатившимся сержантом, палец которого на время покинул мой анус. Но тут же демонстративно вернулся в него перед самой дверью, так, что продавщица опять насладилась моим унижением. Когда мы вышли из магазина, он заставил меня наклониться, смочил два пальца в моем ротике и, разведя ягодицы, вошел ими в попку.

Я застонала и выпрямилась. Мы так и шли до знакомого дерева, я чуть впереди, а он сзади меня с двумя пальцами в заду. Подростки сопровождали нас всю дорогу и, не стесняясь, обсуждали меня, предположив, что этой проститутке, наверное, хорошо заплатили за такой "следственный эксперимент".
Возле дерева сержант положил пакет с водкой на землю, заставил опереться о ствол и, вытащив пальцы, расстегнул ширинку.

- Ну что, блядь, попробуем в жопу.
Он плюнул мне на попку и размазал по кольцу. Я послушно стояла, ожидая его вторжения. В голове путались мысли, стыд вперемешку с диким возбуждением охватили меня. Я опустила голову, думая, что, наверное, это происходит не со мной, но когда он стал входить, я вернулась к реальности. Взвыв от нестерпимой боли, я тут же обмякла. Его член медленно проталкивался во мне все глубже, и, наконец, погрузившись полностью, он схватил меня за бёдра и начал фрикции.

Постепенно боль отошла, уступая место восторгам оргазма. Милиционер стал размеренно трахать меня, и мне оставалось лишь громко стонать и подмахивать в такт попкой. Подростки стояли рядом и дружно онанировали, глядя, как у нас ловко получается "пися в попу". Это меня тоже заводило. Скоро сержант кончил, не так бурно, как в первый раз, но тоже с протяжными стонами. Застонали и ребята, получив от зрелища своё удовольствие.

Когда мы подошли к машине, сержант крикнул в дверь:
- Сергей Петрович, я всё!
- Хорошо, сержант, покури пока.- Прохрипело оттуда.
Я, шатаясь, подошла к двери. Сержант, который был в машине, облокотился о спинку сиденья и был без штанов, широко расставив ноги. Девушка стояла перед ним на четвереньках и сосала. Лейтенант пристраивался к ней сзади. Уперевшись головкой в анус, он пытался войти в неё, но она напрягалась, и он никак не мог пробить её.

Тогда он пару раз хлопнул её по попе, завел руки назад и заставил девушку раздвинуть ими ягодицы. Она развела руками половинки, обнажая заднюю дырочку, и лицом полностью уткнулась в пах сержанта.
- Я сделаю всё, только не трогайте . Это больно!
Но её слова растворялись в воздухе, никем не услышанные. Порывистыми движениями лейтенант, наконец, пропихнул своего дружка и начал накачивать девушку. разрывая меня больше и больше, я кричала, плакала, стонала от боли, а он убыстрял движения по мере того как становилось свободнее.

Она корчилась от боли, и член сержанта всё время выскакивал у неё изо рта в такт его движениям.
- Больно! Ой, больно! – Стонала она, но ничего не могла поделать.
- Ничего, ничего, - склабился лейтенант, - уже скоро!
Постепенно она затихла. Врата боли и наслаждения были открыты, два чувства слились воедино .
- Да . Нет . Да! Д-а-а-а-а-а-а-а-а!

Движения офицера постепенно становились дёрганными, он будто вбивал гвозди. Наконец он напрягся и замер, изрыгая хрипы и стоны.
- Всё! – Выдохнул он. – Кончил.
Он вытащил своё орудие и с шумом опустился на сиденье. Так и остался сидеть со спущенными штанами, блаженно улыбаясь.
- Давай, давай, соси, блядина! – Шипел сержант, опуская и поднимая голову девушки. - Ну-ка, лезь сюда! – Крикнул он мне.

Я с трудом влезла в машину и подошла к нему.
- Раздвинь ноги! – Приказал он. Я чуть присела, разведя в стороны колени.
Он правой рукой провёл по лобку и вдруг резко засунул три пальца во влагалище. Я вскрикнула от неожиданности, ударившись головой о крышу. Он засунул ещё один палец и стал ими там шевелить.
- Бля, тут всё мокро! Семёнов, твоя работа? – Он вынул руку и поднёс её к моим губам. -Ну-ка, оближи, сучка!

"И опять это уже было", подумала я. Они что, сговорились давать мне облизывать пальцы! Я облизала их, чувствуя специфический запах спермы. Потом опять во влагалище – и ко рту, во влагалище – и ко рту.
Наконец он задёргался и придавил голову сосущей девушки к себе.
- О-о-х! – Выдохнул он. – Хорошо!
Он осторожно вынул член изо рта.
- Глотай!
Девушка замотала головой.

- Глотай, сука! Кому говорю! – Тут же схватил её за лобок и крепко сжал левой рукой. Она мучительно проглотила, вдруг задёргалась и подбежала к двери.
Высунувшись наружу, девушку вырвало. Лейтенант рассмеялся.
- Не пошла твоя сперма, Иваныч!
- Да и хуй с ней! – Иваныч блаженно улыбался. – Садись, блядина, чего стоишь! – Крикнул он мне. – Семёнов, поехали!
Машина тронулась дальше. Девушка кое-как надела платье Оно перекрутилось и прикрывало не всё, что должно было бы прикрывать. Теперь уже ехали молча, и минут через пять мы остановились.

(Продолжение следует)
A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019