После прекрасного весеннего дня

A A A
0
ГЛАВА 11.

С описанных ранее событий прошло более месяца. Рабочие закончили строительство конюшни. Екатерина приобрела двухколёсный беговой экипаж на пневматических шинах и двуколку для прогулок. В конюшне сделали отдельные стойла, напоминающие кабины, в которых на полу была постелена мягкая солома для сна. Все стойла были оборудованы закрывающимися дверями. В сарае было всего лишь несколько окон, да и то высоко под потолком. Для подачи воды и продовольствия были сделаны специальные миски, в одну из которых наливалась вода, в другую засыпалось продовольствие. Они располагались невысоко от пола. Питаться при помощи рук, человеко-лошадям было строжайше запрещено. Принимать пищу, они были должны только в присутствии кого-либо, после того, как лошади поели, все миски убирались. Также в конюшне было оборудовано место для мытья лошадей, шлангом с холодной водой. Чтобы зимой было тепло, были поставлены батареи, которые были запитаны от дома.

С Ольгой Катя стали близкими подругами и любовницами. Ольга за этот месяц тоже сильно изменилась. Она железной рукой вела хозяйство Екатерины, хотя и раньше рабыням было нелегко, но сейчас для них наступили очень тяжёлые времена. Ольга оказалась более жестокой Хозяйкой, чем Екатерина. Она знала, как наказать рабынь, чтобы они получили побольше боли, так как, будучи рабыней, натерпелась от Кати наказаний сполна и знала, при очередном наказании, какую лучше подставить часть тела или какую лучше принять позу, чтобы как-то смягчить боль. При наказании рабынь Ольга вспоминала, как сама пыталась уйти от боли и делала так, чтобы рабыни не применяли эти хитрости, а если кто-то всё же пытался это применить, Ольга специально обрабатывала эту часть тела так, что потом неделю рабыня не могла дотронуться до этого места.

На работе тоже была наведена железная дисциплина. Ольга начала проводить свою политику, она потихоньку начала избавляться от старых сотрудников, занимавших ключевые должности в фирме и на их место ставить людей, которые были угодны ей. Катя интересовалась, для чего она это делает, зачем менять сотрудников, которые не плохо справляются со своей работой, но Оля на это всегда находила убедительные доводы, что, в конечном счёте, Катерина махнула на это дело рукой. Ей было всё равно, кто работает, лишь бы предприятие приносило стабильный доход. А при Ольгиных перестановках доход был ещё больше, чем тот, когда Катя сама занималась всеми делами фирмы.
Свой кабинет Ольга отделала в строгом стиле с безупречным вкусом, он был просто потрясающим. Столешницы столов и фасады мебели были отделаны бриллиантовой полировкой шпона калифорнийского ореха и радики мадрона, удачно сочетавшиеся с выполненными в коже опорами столов и боковыми панелями шкафов. Рабочий стол имел безупречную форму, а массивная столешница с кромкой постформинг позволяла заниматься повседневными делами, прилагая минимум усилий. Все шкафы и тумбы были выполнены в строгом стиле. Мягкая мебель в едином стиле была одинакова, как в переговорной зоне, так и в комнате отдыха.
Во внешности Оли тоже произошли изменения, она стала постоянно посещать салоны красоты, солярий, сменила имидж. Из неприметной Катиной помощницы она превратилась в женщину вамп, бизнес вумен. Когда они с Катей посещали магазины, рестораны, ночные клубы на них с одинаковым восхищением смотрели и мужчины и женщины. На первый взгляд трудно было сказать, кто из них был более красив, в каждой было, что-то своё привлекательное.

Екатерина была, как никогда счастлива жизнью, теперь кроме рабынь с ней жил близкий человек, но это не отнюдь сделало её характер мягче. Рабыням постоянно доставалось от неё, Госпожа, как и раньше не церемонилась с ними. Она постоянно дрессировала Николая и сделала из него очень хорошего пони боя. Екатерина постоянно передвигалась только на нём по всей своей территории. Больше всего ей нравилось запрячь его в экипаж и кататься на нём. Она купила специальную сбрую, уздечку, шоры и прочие прибамбасы. Каждый день она проезжала на нём не меньше десяти кругов вокруг всей своей территории. По началу рабу было тяжело, но каждодневные тренировки и кнут сделали своё дело. Теперь ему было тянуть повозку намного легче и привычней, но если в повозку садились две Госпожи, то ему было намного тяжелее, его спасало только то, что Ольга ездила, не так часто, так как постоянно занималась какими-то своими делами. Пару раз к Кате приезжали подруги, в те разы раб не рад был, что родился на свет, девушки в буквальном смысле загоняли его на столько, что после их посещений он три дня не мог встать на ноги. Как-то вечером приехав с работы, Ольга завела с Катей разговор о том, что пора начинать разводить пони гёрлз. Катя с ней полностью согласилась, она уже давно хотела поменять рабынь на новых, а этих отправить на конюшню. Ольга сказала Кате, что она сама договориться насчёт новых рабынь и сама займётся их воспитанием. Зачем Кате тратить свои силы, когда она всё равно полностью ответственная за Катино хозяйство. Тем более, когда старых рабынь отправят на конюшню, у Катерины тоже будет много работы по превращению их в лошадок. Катя полностью согласилась с подругой.

На следующий день Ольга поехала в дет. дом, встретилась с директором, обговорила с ним все детали и заказала восемь девушек. Механизм превращения выпускниц детдома в рабынь, был тщательно продуман и очень прост на практике. Директор вызывал выпускницу, предлагал ей хорошую работу с приличной зарплатой. Потом она попадала в руки Хозяйки и через некоторое время становилась рабыней. После того, как человек выпускался из детского дома, им никто не интересовался.
Оля сказала Кате:
- Я заказала восемь рабынь, три будут обслуживать тебя и три меня, а из двух сделаем пони. Новеньких я привезу на следующей недели, пока мы их будем обучать, старые будут продолжать нас обслуживать. Как только новые будут готовы, этих сучек сразу отправим на конюшню, а там уже твоя воля, что с ними делать.
- Оль, я завтра хочу съездить на работу, я там не была уже больше недели, надо появляться изредка, а то вообще забудут.
- Кать, ты, что не доверяешь мне, на предприятии всё идёт прекрасно, сама видишь, доходы растут. Со следующего месяца думаю поднять зарплату всем категориям, кинем им кость, зато люди будут работать лучше и ответственнее.
- Нет, любимая, я тебе доверяю, просто хочу немного поработать, а то уже надоело дома сидеть.
- Ладно, делай, что хочешь.
Через неделю Ольга привезла четырёх новых рабынь. Девушки вылезли из машины прошли в дом. Ольга сразу же начала инструктаж:
- В этом доме вам предстоит работать. Сейчас две из вас пойдут со мной, я покажу дом и расскажу об обязанностях, которые вы должны будете выполнять. Кто пойдёт со мной?
Вызвались две девушки, Катя и Наташа.
- А вы пока посидите здесь, посмотрите телевизор, а я скоро приду за вами. У вас будут различные обязанности, поэтому я сначала расскажу о работе им, затем вам.
Ольга повела девушек сразу в подвал, там их уже поджидали рабыни, которые были проинструктированы Ольгой. Как только они зашли в подвал на каждую девушку накинулись по две рабыни, они завели им руки за спину, застегнули наручники, в рот вставили резиновые кляпы и застегнули их на затылке. Катя и Наташа не успели и глазом моргнуть, как были полностью обездвижены, всё произошло очень стремительно и внезапно.
- Приготовьтесь, я сейчас ещё двоих приведу, этих уберите, куда-нибудь в сторону.
Она пришла в гостиную и сказала поджидавшим её девушкам.
- Пойдёмте, теперь ваша очередь знакомиться с тем, что вас ждёт.
С этими девушками произошло то же самое, что и с их подругами. Ольга велела рабыням поместить девушек в клетки.
- Пусть там побудут до завтрашнего дня, завтра привезу новых сук. Не хочу два раза повторять одно и то же, поэтому всё им объясню завтра, когда все будут в сборе.

Она поднялась из подвала и позвонила Кате, которая в это время находилась в Москве, в родительской квартире и обсуждала с дизайнером, какой можно сделать в ней ремонт. Оля рассказала Кате, что будущие рабыни находятся в клетках, а завтра она привезёт ещё четверых. Катя сказала, что скоро приедет, и они всё обсудят. Через четыре часа Катя прибыла домой, выйдя из своего «Мерса», она собралась идти сразу же в подвал, чтобы посмотреть на новое приобретение. Ольга ждала её при входе в дом.
-Милая пошли скорей в подвал, я горю желанием посмотреть на новеньких рабынь.
- Катюш, потерпи немного, любимая, я их воспитаю, обучу и представлю тебе, ты сама выберешь трёх из восьми, каких захочешь.
У Катерины сразу пропало настроение, будто у неё отняли любимую игрушку.
- Ты, что хочешь, чтобы я их даже не воспитывала?
- Катенька, я сама всё сделаю, как надо. Не обижайся, я хочу сделать тебе сюрприз, отдать тебе трёх готовых, обученных рабынь, которые будут поклоняться тебе, как Королеве.
- Я сама, тоже хочу поучаствовать в воспитательном процессе.
- Катя, я хотела тебе сделать приятное, но ты не даёшь мне этого. Скоро я отдам тебе четырёх рабынь, вот и воспитывай их, превращай в своих лошадок.
- Ладно, уговорила, займусь лошадьми.
Ольга обняла Катю и сказала:
- Не сердись, любимая, я всё только делаю ради тебя. Я приказала сегодня рабыням, чтобы они приготовили для нас шикарный ужин. Я специально съездила в магазин, купила деликатесы, которые ты любишь, а также продукты, чтобы приготовить твои любимые блюда.
Катя начала потихоньку оттаивать.
- Хорошо котик, прости меня за мой эгоизм.
- Всё будет нормально, только обещай мне до конца процесса воспитания рабынь не мешать мне,- и они слились в затяжном поцелуе.
Вечером они сели за роскошно накрытый стол. Рабыни сервировали его по пожеланию Ольги. На столе была постелена белоснежная, подкрахмаленная скатерть с салфетками. Блестящий хрусталь и стекло, тонкий прозрачный фарфор, вазы с фруктами и свежими цветами придавали столу особо привлекательный вид. Все столовые приборы были из золота. На тарелках была красиво нарезана колбаса разных сортов, ломтики ветчины, буженины, копченой грудинки и корейки, украшенные зеленью. Также была рыба холодного и горячего копчения, острый сыр, нарезанный тонкими ломтиками. Рабыни подали нежное мясо, приготовленное с пряными овощами и травами. Всё это Госпожи запивали коллекционным белым и красным вином.
Насладившись ужином и общением, Ольга сказала:
- Теперь пошли в кровать.
- Да, я очень хочу тебя.
- Я тебя тоже сейчас разорву.
У них была очередная страстная ночь любви.

ГЛАВА 12.

На следующий день Ольга привезла ещё четырёх рабынь. С ними она действовала, как и с предыдущими по вчерашнему сценарию. Ближе к вечеру облачившись в платье из латекса, она спустилась в подвал. Перед ней стояли восемь связанных девушек, предварительно выпущенных из клеток рабынями.
Девушки увидели перед собой сногсшибательную блондинку, которая забирала их с детдома, только выглядела она очень агрессивно. На ней было надето короткое красное платье из латекса, которое обтягивало стройное тело, на ногах были надеты красные сапоги, из блестящей тонкой кожи, выше колен, на руках – красные латексные перчатки, до локтей. От неё исходил пьянящий аромат дорогой парфюмерии. Смерив стоящих девушек презрительным взглядом, она начала говорить:
- Слушайте меня очень внимательно, что я вам сейчас скажу. С этого дня вы все являетесь моими рабынями. Вы бесправные существа, которые будут исполнять любую мою прихоть, любое моё желание. Вы, наивные, наверно, думали, что попали в сказку, но в реальной жизни все, оказалось, по другому, чем вам рассказывал ваш директор, о том, что вы будете управлять хозяйством в обеспеченных семьях. В одном он оказался прав, вы действительно будете жить у богатой Хозяйки, но только в качестве рабынь, запомните это и никаких других перспектив в этой жизни для вас не будет. У вас нет родни, вас никто не будет искать, вам никто не поможет, вы никому не нужны. Теперь вся ваша дальнейшая жизнь будет подчинена только прихотям Хозяйки. Посмотрите на этих рабынь, что стоят голые на коленях, они тоже когда-то были свободными людьми, теперь они совсем не люди, они даже не животные, они просто являются вещами своей Госпожи. Они смирились со своим положением и им нравиться, что они посвятили свою жалкую, никчёмную жизнь служению прекрасной Госпоже.

Ольга ходили вдоль шеренги новоявленных рабынь.
- Вы тоже скоро будете такими, как они. Если ещё вы своими куриными мозгами думаете, что я шучу или отсюда можно сбежать, вы глубоко ошибаетесь. Все вы будете проклеймленны, я нанесу вам татуировки, во все отверстия которые у вас есть, вставлю пирсинг, а в ваших ушах, носах, сосках и половых органах будут стоять кольца, которые будут соединены между собой цепочкой, за которую я буду дергать, и управлять вами. Обращаться ко мне вы должны только, как Госпожа или Хозяйка и только на Вы. То, что я прикажу делать, вы должны выполнить мой приказ сразу же и без промедления. За каждое нарушение моего приказа или проявления с вашей стороны любого недовольства, вы будете очень сильно наказаны. Впрочем, я люблю наказывать просто так, ради своего удовольствия. В ваши обязанности будет входить вся работа по дому: приготовление пищи, уборка, стирка и глажка белья, то есть все хозяйственные работы. Кроме того, вы должны прислуживать мне: помогать одеваться, раздеваться, мыть меня, следить за моей одеждой и обувью, делать массаж, маникюр, педикюр и много ещё чего, короче удовлетворять меня, как я захочу. Вам всё понятно. Туалетом я тоже не пользуюсь, мне нравится вместо унитаза использовать рты рабынь. Я, буду пользоваться не унитазом, а вместо него вашими ртами. Сейчас я продемонстрирую, как я это буду делать. Машка ползи сюда, я хочу в туалет.
Машка подползла к Госпоже и спросила:
- Госпожа разрешите мне, презренной рабыне, выпить Ваш Божественный напиток.
- Приступай быстрее, шалава.

Машка приподняла платье Госпожи, приспустила красные латексные трусики, припала к промежности и Ольга стала мочиться ей в рот. Закончив принимать туалет, Машка надела на Госпожу трусики, поправило ей платье, склонила голову к её туфлям и произнесла:
- Спасибо, Госпожа, что оказали мне великую честь выпить Вашей прекрасной мочи.
- Пошла вон, сука, - и она сильно пнула туфлёй в голову рабыни.
- Вот, видите, что значит хорошо обученная рабыня, ничего скоро вы все будете такими. Кто сразу будет вести себя так, как надо, то есть точно и беспрекословно выполнять мои команды, для тех процесс обучения будет менее болезненным, ну а строптивым, я не завидую. Сразу предупреждаю, всё инакомыслие будет выжигаться калёным железом, в самом прямом смысле этого слова. Все поняли, что я сказала. Сейчас мои рабыни по очереди будут вытаскивать из ваших поганых ртов кляпы, и вы будете отвечать на мои вопросы. Если я буду спрашивать: «Хочешь быть моей рабыней», вы должны отвечать: «Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь».
У многих девочек от услышанного расширились глаза.
- Машка, давай приступай, расстегивай первый кляп.
Первой в шеренге стояла на вид совсем ещё девочка, не высокого роста, худощавая, со светлыми, русыми волосами и карими глазами, она напоминала хрупкий цветок.
Рабыня исполнила приказание Госпожи, расстегнула застёжки и вытащила изо рта девочки резиновый шарик.
-Как звать?
- Наташа.
- Какая на хуй, Наташа, забудь это имя. Теперь твоё имя на всю оставшуюся жизнь будет Натраха, поняла.
- Да,- ответила Наташа.
И сразу же получила пощёчину.
- Я, как учила отвечать, после каждого обращения ко мне ты должна добавлять слово, Госпожа.
- Да, Госпожа.
- Ты согласна стать моей рабыней.
- Да, Госпожа, я буду Вашей рабыней,- сказала девочка и опустила глаза.
Ольга взяла её за подбородок и влепила три звонкие пощёчины.
- Как, сука, я говорила отвечать, ты, что совсем не слушала меня. Лизка, живо подай плеть и сними с неё платье и её тухлое бельё, чтобы она была полностью голой.

Лизка подала Госпоже в зубах плеть, взяла ножик разрезала на девушке платье, содрала лифчик и трусики. Ольга взяла Наташу за соски грудей и начала их крутить и щипать своими длинными ногтями.
- А груди у тебя так себе, да и сама ты не красавица, вообщем Натраха, ты и есть Натраха.
От боли девочка закричала.
- Что тварь орёшь, заткни свою пасть,- и рукояткой плети ударила её по лицу.
Она начала плетью наносить удары по грудям и животу новой рабыни, нанеся пятнадцать ударов, она остановилась.
- Теперь, повтори мразь, как нужно отвечать, когда тебя спрашивает твоя Хозяйка.
- Да, Госпожа, я буду Вашей рабыней, всю оставшуюся жизнь.
- Всё равно не правильно, но близко по содержанию,- и она нанесла ещё три удара рабыне.
- Ладно, переходим к следующему экземпляру.
Вторая девушка была среднего роста, с длинными каштановыми волосами, среднего телосложения, она не была красавицей, но была очень приятна и мила. Машка вытащила у неё изо рта кляп.
- Как тебя сучка, зовут?
- Таня, моя Госпожа.
- Вот, видишь Натраха, как на твоём примере учатся другие, эта тварь правильно ответила. Звать тебя буду – Сучка. Ты довольна своим новым именем?
- Да, моя Госпожа, мне очень нравиться имя, которое Вы мне дали.
- Мне нравиться твоя покорность. Машка раздень её.
Машка содрала с Таньки футболку, юбку, лифчик и трусы.
- Грудь у тебя тоже маловата, но в этом нет ничего страшного, она тебе большая не нужна, а для моей забавы и такая сгодиться, если мне захочется, я её тебе увеличу без всяких пластических хирургов, месяц поносишь на груди грузы, она сама вытянется. Ты хочешь быть моей рабыней?
- Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь.
- Животные, берите пример с Сучки, как надо отвечать своей Госпоже.
- Так, это у нас кто?

Ольга подошла к следующей девушке. Перед ней стояла высокая, крепко сбитая девушка, взгляд её был гордым, в ней чувствовалась внутренняя сила и непокорность. Машка вытащила из неё кляп.
- Как тебя зовут?
- Лена.
После ответа сразу же последовала сильная пощечина.
- Блядь, ты разве не слышала, как Сучка отвечала, и как я учила обращаться ко мне.
- Ты мне не Госпожа, и рабыней я никогда не буду.
- Что ты сказала, стерва?
Со всей силы Ольга нанесла удар кулаком в беззащитное лицо девушки.
- Как ты посмела назвать меня на ты и отказаться быть моей рабыней.
- Я тебе уже сказала, что рабыней никогда не буду, не твоей, не чьей-либо.
Ольга схватила Лену за волосы и поднесла её лицо к своему. Тихим, спокойным голосом не предвещая ничего хорошего, она произнесла:
- Тварь бунтовать вздумала, но ничего сейчас ты у меня запоёшь не так.
На её слова Лена плюнула в Ольгино лицо, кровавой слюной и громко, чтобы слышали все, сказала:
- Ты сама тварь сыкливая, развяжи меня, я тебе покажу, кто из нас сильнее привыкла, на беззащитных и слабых отыгрываться. Если бы ты покорила нас без обмана силой, могла бы ещё, что-нибудь вякать, а заковав в человека наручники, можно строить из себя героя. Посмотри на се…
Договорить ей не дал сильный удар коленом в живот, она согнулась, и тут же последовал удар ногой в лицо. Лена, потеряв равновесие, упала. Оля начала её жестоко пинать ногами, не заботясь, куда попадала.
- Мерзость, ты посмела плюнуть в меня, за это ты умоешься своей кровью. Говоришь развязать тебя, я тебя забью до смерти связанную,- она, не останавливаясь, пинала и пинала её.
- За то, что ты обозвала меня, я отрежу твой поганый язык, а рот зашью. Машка, Лизка, на крюк её живо.

Рабыни быстро подбежали к окровавленной, лежащей на полу, без сознания Лене и потащили её подвешивать на крюк. Зацепив девушку за наручники, они закрепили крюк так, что руки были выше головы, и всё тело выгнулось. С помощью лебёдки они подняли тело над полом. Ольга велела привести рабыню в чувства и подать ей самый крупный кнут, которым стегают крупный рогатый скот, он был очень внушительных размеров. Она начала, не останавливаясь бить рабыню, Лена снова потеряла сознание. Каждый удар кнута сдирал с неё кожу. Несмотря, что девушка была без сознания, Ольга всё равно била и била её, с таким остервенением, пока вся кожа не стала свисать с тела, и из горла не пошла кровь.
- Повезло суке, я немного переусердствовала, жалко, что рано сдохла, если бы она осталась живой, то смерть для неё была настоящим счастьем. Уберите тело. Всё на сегодня хватит знакомств, загоняйте этих животных обратно в клетки, завтра продолжим знакомство. Видите, твари, я обещала забить её на смерть и своё обещание исполнила.
Девушек от увиденного поразил страх, только, что на их глазах, эта с виду хрупкая, красивая девушка, забила на смерть человека.
Ольга, хоть и не показала перед рабынями своего страха, сильно испугалась содеянному. Только, что она убила человека, она не хотела никого не убивать, но эта сучка так её сильно рассердила, она сильно разозлилась и не смогла вовремя остановиться. Но особых мук совести она тоже не испытывала, больше её тревожило, куда деть тело, чтобы скрыть следы преступления. Но было ещё девять свидетелей, при которых произошло убийство, это её тоже особо не тревожило, так как рабыни были всегда под присмотром. С другой стороны это убийство внушило большой страх новым рабыням, и они должны были стать намного сговорчивее, да и старые рабыни были поражены поступком Ольги, они ничего не сказали, но по глазам их было видно, что они были очень испуганы. Ольга пришла к себе в комнату и позвонила Катерине.
- Катя, мне нужно с тобой срочно поговорить, по быстрей приезжай домой.
- Случилось, что-то серьёзное.
- Да, бросай всё, поскорее приезжай.
- Хорошо, жди, скоро буду.
Когда Катя приехала, Оля рассказала ей, как всё произошло.
- Ты хорошо проучила эту сучку, остальные рабыни получили прекрасный урок, что может быть с ними, если они не будут нас слушаться и не покоряться нашей воле. На счёт свидетелей не заморачивайся, они лишь рабы и никуда отсюда не денутся, скоро мы их заклеймим, сделаем татуировки, проколы, а через пол года они забудут, что когда-то были свободными людьми и будут с удовольствием выполнять любую твою команду.
- Что будем делать с трупом.
- Этот вопрос сложнее. Есть у меня телефончик одного человека, который устраняет такие проблемы, но лишние свидетели нам не нужны, потом это может выйти нам боком, так что будем думать, как решить эту проблему самим.
- Я не знаю, что здесь можно придумать, у меня на этот счёт нет никаких соображений.
- Я кое-что придумала, не будем особо изгаляться, ночью возьмём труп, выедем на трассу и бросим его в придорожную канаву и пусть, потом милиция разбирается, откуда он взялся.
- А вдруг найдут, кто его бросил?
- Не смеши, труп не опознанный, её никто не будет искать, родителей нет, родственников тоже, полежит пару месяцев в морге, а потом закопают, милиции тоже лишний труп не нужен, оформят под несчастный случай, сбила машина.
- А, если всё-таки начнут вести следствие, выйдут на директора детского дома.
- Никаких проблем, скажешь, что везла её устраивать на работу, по дороге она передумала, и ты высадила её возле ближайшей станции метро и больше про неё ничего не знаешь.
- Следователи могут спросить, куда другие девушки делись.
- Зачем других сюда приплетать, я думаю, что директор не дурак, он не будет рассказывать про всех выпускниц, да и про эту он навряд ли, что скажет. Он очень осторожен. Все документы в порядке, по документам девушки выпустились, а что дальше с ними его не волнует, тем более он действительно думает, что мы их пристраиваем домработницами. Может быть, и догадывается, что девушки больше находятся на положении служанок, а не домработниц, в богатых семьях, но молчит, так как деньги, которые мы ему платим, отбивают у него охоту задавать какие-либо вопросы.
- Вроде убедила и успокоила.
- Не парься, всё будет нормально. Сейчас поедем на шоссе, расположенном в другом конце Москвы, проедем, посмотрим, куда можно выкинуть труп, чтобы его не сразу нашли, а может быть его и совсем не найдут.
- Хорошо, Катя, поехали.

Они сели в Олину машину и поехали. Проехав по шоссе около семидесяти километров от Москвы, они обнаружили хорошее на их взгляд место. Кругом был лес, от дороги шёл крутой спуск, а внизу было небольшое болото, и протекал ручеёк. Под шоссе было сделано отверстие из бетона, напоминающее трубу, через которое протекала вода на другую сторону дороги. Бетон начал местами рушиться, сразу было видно, что сюда редко кто заглядывал. Отверстие было не особо большое, но человек мог туда поместиться, они решили в него засунуть труп. Чтобы в темноте долго не искать это место, они бросили на обочину дороги пару тряпок, которые нашли в машине, а Оля по спидометру засекла точный километраж до дома.
Ночью они поместили труп Лены в багажник Ольгиного джипа и выехали из особняка. Операция прошла успешно, они избавились от трупа, как и предполагали. Приехав на место, они сбросили его с откоса вниз, затем затащили в бетонное отверстие, прикрыв немного ветками, сели в машину и поехали обратно.
- Видишь, как всё хорошо получилось, от трупа избавились, гаишники нас не остановили, рабыни тебя теперь сильно боятся, можешь делать с ними, что захочешь,- сказала Катя Оле, когда они ехали домой.
- Завтра посмотрю на их поведение.
Они приехали домой, и сразу легли спать. Несмотря на показную браваду, друг перед другом обе девушки очень сильно переживали, нервы, что у Кати, что у Оли были на пределе.
Ольга проснулась поздно, когда за окном был день. Рабыни помогли ей одеться, и она снова пошла в подвал. Лизка заранее, по приказу Госпожи, выпустила рабынь из клеток, они стояли на коленях и ждали своей участи. Через несколько минут они увидели Ольгу, спускающуюся по лестнице, ведя на поводке рабыню Машку. Сегодня на ней была надета белая льняная рубашка, чёрные кожаные брюки, на ногах были лакированные туфли на тонкой высокой шпильке.
- Ну, что продолжим знакомиться.
Девушки с ужасом в глазах смотрели на неё. Кто у нас на очереди? Как зовут?
- Оксана.
Перед ней стояла девушка примерно её роста с чёрными волосами, но каким-то забитым взглядом.
- Я буду звать тебя Чмоня.
- Спасибо Вам Госпожа, за заботу обо мне.
- Сегодня, совсем другое дело, мне нравиться, как Вы отвечаете.
- Ты согласна быть моей рабыней?
- Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь.
- Хорошо, Лизка раздень её.
Через несколько мгновений Оксана стояла голой перед своей Хозяйкой. Взяв её за грудь, Госпожа сказала:
- Вымя у тебя ничего, не то, что у предыдущих сучек.
Она зажала пальцами её соски и начала их крутить. Девушка заплакала от боли.
- Что, шлюха больно, это всё игрушки, основная боль впереди.
Она подошла к следующей девушке.
- Пятый номер, Лизка вынь у неё изо рта кляп.
Лизка расстегнула ремни и вынула кляп изо рта симпатичной девчушки, с каштановыми вьющимися волосами.
- Как тебя зовут?
- Катя.
- Катя? Очень интересно. Назовём тебя… назовём тебя… Я, думаю, что ты будешь Псиной.
- Меня зовут Катя.
- Мне это послышалось или опять назревает бунт.
- У меня есть имя.
- Ах, вот мы, как заговорили, ну тогда не обижайся.
Она влепила ей пять сильных пощёчин, что голова девушки замоталась из стороны в сторону.
- Ты будешь служить мне?
- Можешь меня забить, как Лену, но служить я тебе не буду.
- Ну, это мы ещё посмотрим, вначале все такие, гордые и не зависимые, Ленке просто повезло, что она сдохла раньше времени, а вот тебе, тварь не повезёт.
С этими словами она ударила девушку кулаком по лицу, схватила за волосы и начала таскать по подвалу.
- Я, тебе гадина покажу, как бунтовать, ты ещё не раз пожалеешь о том, что родилась на свет и решила идти поперёк моей воли. Я никому не позволю, хоть малость усомниться в моих приказах.
Резко кинув Катю на пол, она наступила на неё ногой.
- Сейчас возьму и размажу по полу.
Девушка делала тщательные попытки вылезти из под ноги Госпожи, но это ей никак не удавалось.
- Что дёргаешься стерва, не нравиться валяться в моих ногах, скоро это будет для тебя за счастье.
Ольга убрала ногу с девушки и велела рабыням поднять её на ноги. Катя стояла напротив Оли.
- Дрянь, ты поняла урок, будешь служить мне?
- Нет, не буду,- проговорила Катя и попыталась ударить Ольгу головой.
Ольга увернулась от удара, отойдя в сторону, но всё равно она такого не ожидала. Потеряв равновесие, Катя снова упала на пол. Ольга пнула несколько раз тело, распростёртое на полу, целясь в лицо. Все, затаив дыхание, ждали от Ольги, что она поведёт себя, как вчера, но она обратилась к Лизке со словами, от которых у всех побежали мурашки по телу.
- Лизка, заклей её поганый рот и подвесь на крюк, растяни, как следует, я её накажу. Я, падла, не буду тебя забивать на смерть, я буду мучить тебя так, что смерть покажется для тебя наградой. Сейчас ты получишь своё наказание, потом всю свою дальнейшую жизнь, ты будешь животным – лошадью, ты сама сделала свой выбор, будешь жить на конюшне, в стойле. Лизка приготовь свой инструмент, достань иголку и нитку и зашей, как следует этой мерзавке рот, чтобы она не могла разговаривать. А, вы, сучки смотрите, что вас ждёт за неповиновение, но это ещё не всё наказание, посмотрите, что с ней будет дальше. Машка подай мне кнут.

Она начала бить беззащитное тело девушки, стараясь наносить удары по бёдрам, рукам, грудям. Нанеся около двадцати ударов, Ольга остановилась.
- Машка сними её с крюка и приготовь к зашиванию рта.
Машка сняла рабыню с крюка, поместила её голову в специальный станок, полностью обездвижив её.
Сама уселась в кресло, а Лизка взяла иголку и хирургические нитки.
- Тварь поняла, что ты сейчас получишь, то, что заслужила.
- Госпожа, прошу Вас, не делайте этого, я была виновата, я исправлюсь, я буду выполнять любой Ваш приказ, буду делать всё, что захотите.
- Поздно ты мразь, поняла, ничего походишь недельку с зашитым ртом, подумаешь о своём поведении.
- Пожалуйста, Госпожа не надо.
- Лизка приступай, мне надоело слушать её нытьё, закрой побыстрей ей рот.
Лизка стала зашивать рот, слёзы ручьём лились из глаз девушки. Оля удобно устроившись в кресле наблюдала за происходящим. Когда рот был полностью зашит, Лизка обработала швы ватным тампоном, смоченным в спирте, чтобы вытереть сочившуюся кровь, и освободила рабыню из станка. Затем она повела её снова к крюку, они с Машкой подвесили её за руки, которые были скованные за спиной наручниками, с помощью подъёмного механизма подняли тело, между ног поставили распорку и пристегнули щиколотки, так широко, на сколько смогли раздвинуть ноги. Она была полностью распята.
Госпожа не спеша, встала с кресла, подошла к висящей девушке и начала наносить удары шестихвостовой плетью. Била она очень тщательно, выбирая, уязвимые участки тела, которым можно было доставить больше боли. Нанеся около тридцати ударов, Ольга остановилась. Похлопав рукой по щеке рабыни, она сказала:
- Пока хватит пыток, повиси пару часиков, подумай о своём мерзком поведении, а потом продолжим, а я пока поговорю со следующей рабыней.
Она вновь возвратилась к шеренге девушек.
- Осталось познакомиться ещё с тремя животными. Машка вытаскивай кляп у этой дуры и сразу же снимай с неё одежду.

Девушка была не особо красивая, но фигура её была неплохой.
- Как зовут, тебя, чудо?
- Олеся, Госпожа.
- Будешь Уродой.
-Слушаюсь, Госпожа.
- Ты готова служить мне.
- Да, Госпожа, я буду Вашей рабыней.
- Какие же вы бестолочи, я как вам велела отвечать. Машка подай мне плеть, я думаю, десяток ударов оживят твари память.
Она нанесла десять сильных ударов по телу рабыни.
- Теперь повтори.
- Да, Госпожа я буду Вашей рабыней, всю свою жизнь.
- Ты, тупица, начинаешь меня раздражать, ещё с десяток ударов, я думаю, пойдут тебе на пользу.
Она нанесло снова десять ударов, от которых девушка запрыгала на месте.
- Ну, как память немного оживилась.
- Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь.
- Вот видишь, как плеть оживляет память.
- Давай Машка подготавливай следующую.
Следующей рабыней, была симпатичная блондинка с наивным детским лицом. Ольга сразу же подумала, что сделает её своей персональной рабыней. Когда Машка раздела девушку, Ольга невольно залюбовалась её фигурой. У девушки всё было идеальное, пропорционально развитое тело.
- Как тебя зовут, корова?
- Майя, моя госпожа.
Приятный, нежный голос очень понравился Ольге.
- Я буду звать тебя Барби, тебе нравиться это?
- Спасибо большое Госпожа, за Вашу доброту к своей презренной рабыни, которой я являюсь. Я буду целовать Ваши следы и всю жизнь буду считать за честь служить Вам,- с этими словами она упала на колени перед Ольгой и начала целовать пол возле её ног.
Ольге понравилось такое отношение рабыни, она подумала, что не ошиблась в девушке.
- Поднимись и скажи, ты готова быть моей рабыней.
- Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь.
- Смотрите все, и учитесь, как надо себя вести.
Ольга подошла к девушке стоящей последней в шеренге. Девушка была среднего роста со светлыми волосами и серыми глазами.
- Наконец-то, осталась последняя особь.
Машка уже заранее раздела девушку и вытащила кляп.
- Твоё имя?
- Маша, Госпожа.
- Будешь называться Чухонкой, поняла?
- Да, Госпожа, я Чухонка.
- Хорошо, первый урок ты усвоила, теперь ответь мне на вопрос, готова ты стать моей рабыней?
- Да, Госпожа, я согласна быть Вашей рабынею, всю свою оставшуюся жизнь.
- Ну, всё на этом знакомство закончено.
Ольга вновь подошла к висящей рабыни, несмотря на зашитый рот, девушка стонала.
- Ты, кажется, хочешь что-то сказать, а не получается, это не беда, сейчас мы это дело поправим.
Она нанесла рабыни ещё двадцать ударов.
- Как тебе понравились удары, висеть удобно?
Глаза рабыни выражали тоску и боль.
- Ничего через пару часиков ты по другому запоёшь.
Рабыня с ужасом подумала, что больше не выдержит, руки отрывались от туловища, вес которого давил на всё тело, мышцы были сильно растянуты, боль в них была адская. Ольга подошла почти-что в упор к рабыне и несколько раз плюнула ей в лицо.
- Ну, кто, тварь из нас сильнее, я думаю, может быть из тебя сделать плевательницу. Кстати неплохая мысль, надо об этом подумать.

Ольга вновь вернулась к шеренге рабынь.
- Сучки, быстро встали на колени перед своей Госпожой.
Шесть рабынь не раздумывая ни одного мгновенья, упали перед Ольгой на колени.
- Сейчас будет решаться ваша судьба. Одна из вас пойдёт на конюшню, её удел всю свою оставшуюся жизнь быть лошадью, в прямом смысле этого слова, в её обязанности будет входить возить на себе Госпожу или катать её запряженной в коляску. Кто же это будет?
Ольга ходила вдоль шеренги рабынь, подходя к каждой, она поднимала её лицо рукояткой плети и смотрела в глаза затравленной девушке. Немного подумав, она вынесла свой вердикт.
- На конюшню пойдёт Псина и Натраха. Остальные останутся в доме, и будут обслуживать меня, но вы не думайте, что от этого ваша жизнь будет легче, чем жизнь лошадок. Вы должны работать так, чтобы к вам не было никаких нареканий и претензий, а иначе вам постоянно придётся принимать наказания, а наказывать я умею, вы это видели. Теперь все опустились на ваши животы и как черви ползайте вокруг меня и целуйте мои туфельки.
Ольге было очень приятно видеть, как шесть рабынь ползают перед ней на животах и целуют её туфельки. Насладившись своим триумфом, Ольга сказала:
- Хватит, становитесь на колени.
Она села на кресло и начала давать приказания Машке и Лизке.
- Псина пусть пока повисит, Натраху поместите в клетку, завтра утром отведёте лошадок на конюшню, их воспитанием займётся Госпожа Екатерина. Остальных животных постричь наголо, сбрить все волосы, в том числе под мышками и в промежности. Лизка сделай каждой на лбу наколку её имени, на одной груди наколи слово «рабыня», на другой «сука», вокруг ануса наколешь «Собственность Госпожи Ольги», на влагалище сделаешь татуировку «Трахните меня». Затем наденете на них металлические ошейники и запаяйте их. Также проткнёшь каждый сосок груди рабынь и вставишь в них кольца и по три кольца вставишь в каждую половую губу. Пока всё, дальше посмотрим по обстоятельствам. Когда всё закончите, позовёте меня. Лизка не пользуйся никаким обезболивающим, делай всё на живую, как всегда. Я пойду пока немного отдохну, а то утомилась с вами.


ГЛАВА 13.

Ольга пошла наверх, поднялась в свою комнату, посмотрела в окно и увидела, как Екатерина катается на рабе запряжённым в коляску. Вся спина раба была в рубцах и шрамах, они не успевали у него проходить, так как Катя постоянно наносила новые удары. Ольга упала в кровать и позвонила в звонок, в тот же миг перед ней предстала коленопреклонная Танька.
- Принеси мне быстренько, что-нибудь перекусить и попить, что-то я проголодалась, да поживее корова.
Раскинув руки на кровати, она лежала и думала, как же хорошо жить. Из простой провинциальной девчонки она превратилась в жестокую всесильную Госпожу. Она жила в красивом доме имела много денег, личных рабынь, но это была не конечная её цель.
Поев, Ольга решила снова спуститься в подвал посмотреть, как идёт работа. Рабыни были уже все побриты, Лизка делала татуировку первой рабыни, а Машка надевала ошейники и запаивала их. Ольга подумала, что в подвал нужно принести хороший диван, чтобы можно было лёжа наблюдать за мучениями рабынь.
- Я специально выбрала вам ошейники, которые запаиваются, а не открываются ключом, их невозможно будет никогда снять просто так, это специально сделано для того, чтобы вы никогда не забывали, что вы всего лишь рабыни, - бесправные существа, живущие только для того, чтобы выполнять все прихоти своей Хозяйки, то есть меня.
Ольге надоело смотреть на подготовку рабынь и она снова пошла к себе. Она прошла в гостиную Екатерина была уже там, она сидела на диване, а рабыня снимала с неё сапоги. Ольга подошла к ней и поцеловала.
- Ну, как накаталась.
- Этот мерин ездит довольно медленно, сколько я его не подстёгивала, быстрее он не бежит, что-то быстро встал выдыхаться, может быть ему рацион сменить. Я его кормлю сухим овсом и водой, может покормить недельку-две кашкой.
- Ничего милая, завтра я дам тебе двух новых лошадок, у тебя будет время их обучить. Они ещё не объезжены, я с ними специально ничего не делала, чтобы тебе поразвлечься.
- Это хорошо, давненько я делом не занималась, ты мне ничего не даёшь делать.
- Одну рабыню зовут Натраха, другую Псина, хотя сама можешь назвать, как захочешь, Псине Лизка по моему приказу зашила рот, эта тварь посмела перечить мне, пусть недельку походит с зашитым ртом, а потом можешь расшить его. Ты её получше воспитывай, чтобы эта мразь знала своё место.
- Как она посмела пререкаться с тобой, я ей спущу кожу, чтобы знала, как идти против Госпожи.
Рабыня тем временем сняла с Екатерины сапоги и надела на неё ноги мягкие тапочки. Ольга велела ей убираться.
- Пошла вон, когда понадобишься, позовём, а сейчас иди, занимайся своими делами.
Когда рабыня ушла Ольга сказала Кате:
- Я думаю, что через неделю новые рабыни будут обучены, а этих старых дур возьмёшь в обучении пони гёрлз. Я специально им ничего не говорю, чтобы раньше времени не поднимать шум. У нас будет семь лошадок, ты довольна моя любовь.
- Да, Олечка, очень, я уже соскучилась по тебе, дай поцелую.

Они начали целоваться и ласкать друг друга. Вдоволь наласкавшись Катя предложила принять ванну, на что Ольга с радостью согласилась. Они вызвала рабынь. С их помощью помылись, причём они принимали ванну вместе, так как в её размеры они помещались обе. Рабыни сделали Госпожам массаж. Потом они поужинали. После ужина Ольга решила сходить в подвал проверить, как там идёт работа. Катя тоже хотела пойти с ней, посмотреть на новых рабынь, но Ольга остановила её.
- Ну, потерпи, чуть-чуть, а то не будет никакого сюрприза, а мне так хочется сделать тебе приятное.
В подвале две рабыни были полностью татуированы, с кольцами в отверстиях, с одетыми ошейниками, как приказала Госпожа.
- Я думаю, что к утру будут все готовы, ладно занимайтесь, как всё закончите, всех связать, вставить в рот кляпы в виде члена, чтобы упирались в горло и посильнее затяните ремешки на голове и бросьте каждую в клетку, предварительно обоссыте их, я с утра приду проверю. Сами, когда поместите рабынь в клетки, вымойтесь, не забывайте, холодной водой и приползайте спать к нашей двери. Вам всё понятно. Да чуть не забыла, Псину отстегните и поместите тоже в клетку.
- Да, госпожа,- в унисон ответили Лизки с Машкой.
- Тогда всем спокойной ночи, я пошла, спать, вам тоже приятных снов,- с издевкой сказала Ольга и рассмеялась.
Она пришла в кровать к Катерине, они обнялись и заснули.
На утро, проснувшись, Ольга вызвала рабынь, которые помогли им одеться. Екатерина пошла в бассейн и тренажёрный зал, а Ольга в столовую завтракать. Позавтракав в одиночестве, Ольга пошла, посмотреть на произведении Лизки, предварительно послав Машку, чтобы она открыла клетки и выпустила из них рабынь. Не сойдя до конца по лестнице, перед Ольгой открылся чудесный вид, стоящих на четвереньках голых рабынь. У всех на лбу были татуировки с именами, которые им дала Госпожа, вставленные кольца поблескивали в лучах подвальных лампочек. Не успела Ольга сойти с последней ступеньки, как рабыни бросились к ней и начали целовать её сапожки. В этот раз Ольга надела футболку, короткую юбочку, телесные чулки и замшевые чёрные сапожки.
- Молодец Машка, хорошо проинструктировала тварей, как встречать Госпожу. Я вижу, вы с Лизкой, проделали этой ночью хорошую работу, мне нравиться, только запах здесь стоит ужасный. Возьми шланг, обмой этих скотов, включи вытяжку и открой окно, чтобы был свежий воздух. А за то, что ты сама заранее об этом не позаботилась, получишь пятьдесят ударов, я, что должна дышать этой гадостью, запахом вашей мочи, наверно, вчера на радостях хорошо постарались.
Машка быстро сделала всё, что приказала Госпожа. Свежий воздух моментально заполнил помещение. В подвале стояла очень хорошая вентиляция, которая прекрасно освежала и озонировала воздух. Подвал находился под первым этажом и около потолка вверху были сделаны окошки, которые закрывались жалюзями.

Проветрив помещение, Машка приползла на коленях к Ольге, держа в зубах плеть, она отдала её в Ольгины руки и сказала:
- Госпожа, прошу наказать Вашу рабыню за то, что я посмела не должным образом отнестись к своим обязанностям.
- Давай подставляй свой зад.
Ольга отвесила пятьдесят сильных ударов плетью по заднице рабыни. После последнего удара рабыня подползла к ногам Хозяйки и поблагодарила за наказание.
- Спасибо, Вам Госпожа за то, что позаботились о моём воспитании, и справедливо наказали меня, разрешите мне недостойной твари поцеловать плеть и Ваши сапожки в знак благодарности.
- Целуй мразь и если сегодня ещё раз допустишь какой-нибудь промах, будешь очень сильно наказана.
Рабыня поцеловала плеть и начала облизывать сапожки Госпожи.
- Всё достаточно,- Ольга оттолкнула ногой Машку от себя.
- Иди мой этих тварей.
Машка пошла в угол, включила воду и из шланга сильной струй начала поливать холодной водой тела рабынь.
- Возьми мочалку и помой их как следует. И смотри, чтобы на меня не упала ни одна капля воды.
Машка взяла жёсткую мочалку, предназначенную для мытья скотины, намылила её хозяйственным мылом и начала натирать рабынь, будто это были не люди, а скот. В это время в подвал спустилась Лизка, встав на колени перед Ольгой и ударив головой об пол, сказала:
- Хозяйка, Госпожа Екатерина попросила меня привести её лошадок.
- Открывай клетки и забирай их.
Лизка увела рабынь, Машка закончила мытьё и доложила Госпоже:
- Госпожа Ваши рабыни вымыты, чистые и ждут Ваших дальнейших распоряжений.
- Теперь все вместе, в том числе и ты вылижете своими погаными языками пол от воды, чтобы он был совершенно сухим.
Рабыни начали вылизывать воду, и через пол часа пол был идеально чистым и сухим.
- Машка, закрепляй по одной скотинке в станке, будем ставить клеймо на жопе и груди.

Машка привязала первую рабыню к деревянному станку, зажала её груди, а также шею и руки в специальных отверстиях, и пошла, греть на спиртовке клеймо Госпожи. Ольга заранее заказала клеймо, ничего не сообщив об этом Кате. Клеймо было в форме круга в центре красовалась готическая буква О, а вокруг была надпись «Рабыня навек».
Ольга подошла к рабыне и взяла её рукой за грудь, Машка подала ей раскалённое клеймо и Ольга прижала его к груди рабыни, даже через кляп было слышно сильное мычание, так что остальные рабыни невольно вздрогнули.
Убрав клеймо от груди Сучки, Ольга сказала:
- Ничего с тобой страшного не случилось, подумаешь, получила небольшой ожог, можно было потерпеть и не орать, я представляю, как бы ты визжала, если бы у тебя во рту не было кляпа. Теперь сделаем метку на твоей заднице.
Машка вновь до красна, разогрела клеймо и подала Ольге, даже сквозь перчатки Ольга чувствовала жар, исходящий от железа. Она поднесла его к заднице рабыни и плотно прижала. Рабыня начала дёргаться от боли.
- Стой спокойнее корова, иначе клеймо смажется и придётся его ставить на новом месте.
Проклеймив одну рабыню Ольга велела отвести её в клетку. Тоже самое она проделала с остальными рабынями. Закончив клеймление, Госпожа сказала Машке:
- Пусть эти твари немного отдохнут, а я пойду, поплаваю в бассейне, немного позанимаюсь на тренажёрах и схожу в баньку. Наведи здесь порядок, и я жду тебя у себя в комнате, только быстрее приходи, будешь меня обслуживать.


ГЛАВА 14.


Пока Ольга клеймила рабынь, Лизка привела Псину и Натраху к Екатерине. Перед собой рабыне увидели очень красивую, элегантно одетую девушку. На Екатерине была надета красная рубашка, серые лосины в обтяжку, кожаные сапоги, на руках перчатки, в которых она держала хлыст.
- Пришли кобылки, теперь вся ваша дальнейшая жизнь будет проходить в конюшне. Жить будете в стойлах, у вас уже есть один сосед мерин, но о сексе с ним даже не мечтайте, на ночь вас будут крепко привязывать за ошейник к кольцу, так что из своего стойла вы никуда не сможете выйти. Возможно, в ближайшее время у вас появятся ещё и соседки. Разговаривать вам строго запрещёно, лошади могут только ржать и кивать головой, если понимают, что им говорят. Если я разрешу разговаривать, можете говорить, а так нет, без меня никаких разговоров только ржание. Если я случайно услышу человеческую речь из ваших поганых ртов, просто вырву ваши поганые языки. Хотя я вижу, что одна сволочь, ещё долго не будет разговаривать. Дайте я вас получше разгляжу.
Она начала бесцеремонно их разглядывать, будто это были не люди, а какие-то предметы, хотя это было так на самом деле.
- Да, вы конечно не красавицы и далеки до совершенства, но ничего за неимением лучшего материала, подойдёт и такой. Я сделаю из вас красавиц, не переживайте.
Плюнув одной и другой рабыне в лицо, Госпожа рассмеялась.
Подойдя к Псине, Екатерина резко ударила её ногой в живот, рабыня согнулась, Госпожа приподняла её за волосы.
- Ты, мразь посмела переговариваться и грубить своей Госпоже, знаешь какое ты совершила преступление, за всю свою жалкую, никчёмную жизнь, ты не получишь за это прощения. Самое простое было бы забить тебя до смерти, но мы сделаем по-другому, превратим твою оставшуюся жизнь в кошмар. На колени, кошёлка.
Она отпустила её волосы, и рабыня встала на колени перед Госпожой. Екатерина начала наносить сильные удары хлыстом по груди рабыни. Видя, что рабыня скоро потеряет сознание, Госпожа прекратила порку. Она приказала Лизке начинать стричь волосы рабыням.
- Сейчас будем делать лошадкам модельную стрижку. По бокам головы побрей волосы начисто, оставь только по центру – это будет гривой. Когда подстрижешь, продолжим дальнейшую подготовку моих лошадок.
Пока Лизка подстригала рабынь, Госпожа обратилась к ним с речью:
- Слушайте, что вас ждёт в дальнейшем. Вы будете служить мне и Госпоже Ольге, как лошади, мы будем впрягать вас в повозку, а также кататься на вас, как на лошадях или на ваших спинах, или на ваших плечах. Сейчас Лизка вас подстрижёт, затем вставит в отверстия кольца, сделает татуировки, мы вас проклеймим, оденем сбрую. На ногах будете носить специальные ботинки, напоминающие копыта лошадок, я специально их закупила в одном из секс шопов за границей. И зимой и летом вы будете голыми, в конюшне тепло, а когда зимой мы будем кататься на вас, то будем укутывать специальной попоной, да и мёрзнуть вам особо не удастся, так как вы постоянно будете в движении. Пока в конюшне вы будете проживать втроём, но в скором времени к вам прибавиться ещё несколько лошадок, так что будет весело. Сбежать отсюда, даже и не думайте, как я уже говорила на ночь, вы будете крепко привязаны, а конюшня запирается на замок и выбраться из неё невозможно. Поверьте, мне я специально просила строителей сделать ворота очень крепкими, чтобы их невозможно было открыть с вашей стороны, а можно было открыть только снаружи. Даже, если вы выберетесь, хотя я это практически исключаю, но есть один процент, то далеко вы не уйдёте голые, татуированные с клеймом и забор вокруг моего дома не маленький. Так, что прежде чем, что-то предпринять очень хорошо подумайте об этом, если будет даже незначительная попытка побега, наказание за этот проступок будет самым жестоким.

Пока Госпожа разговаривала с рабынями, Лизка закончила подстригать одну рабыню. Екатерина сказала:
- Теперь вы стали намного красивее и стали больше похожи на лошадок, хорошо бы ещё вам вытянуть лица и сделать лошадиную улыбку. Жалко, что мы живём не при рабовладельческом строе, я бы обязательно обратилась к пластическому хирургу и сделала из вас настоящих человеко-лошадей. Лизка, когда закончишь подстригать, вторую кобылу, нанесёшь татуировки. На лбах напиши «Pony Girl», на влагалище наколи «Собственность Госпожи Екатерины», одной на правом плече, другой на левом – наколи мой герб «К с короной». Пока ты занимаешься ими, а я пойду, проверю своего мерина, не сильно соскучился он без меня.
Екатерина вошла в стойло, где находился Крепыш. Он был привязан за кольцо и лежал на сене, но как только услышал приближающиеся шаги, встал на четвереньки и радостно заржал. Госпожа подошла к нему и потрепала рукой по голове.
- Можешь вылизать мои сапожки.
Раб радостно заржал, мотнул головой и начал слизывать грязь и пыль с сапог своей властной Госпожи. Несмотря на то, что из дома Катерина вышла в идеально чистых сапогах, пока дошла до конюшни немного их испачкала. Пока раб вычищал сапоги, Госпожа сказала:
- Теперь тебе будет не так скучно, у тебя появились две соседки, но между вами не должно быть никакого общения, чтобы предотвратить любые разговоры, когда вы будете находиться одни, в ваших ртах всегда будет находиться большой кляп, который так будет закрывать рот, что вы не сможете даже мычать. Теперь тебе раб будет легче тянуть повозку, вы будете тянуть её втроём, но особо не радуйся, я постоянно буду устраивать гонки и соревнования среди моих лошадок, буду показывать вас гостям, так что вы постоянно должны тренироваться, чтобы всегда быть в хорошей форме. Я, думаю, что ты догадываешься, что будет тому, кто будет последний. Я не буду делать различий между тобой и девушками, вы для меня не люди, а просто животные.
Госпожа подошла к стене и нажала кнопку, которая была предназначена для вызова из дома рабынь. Через пол минуты рабыни уже стояли на коленях перед Госпожой и ожидали дальнейших приказаний.
- Танька надень на моего мерина седло, я хочу покататься на нём верхом, а ты одень мне на сапоги шпоры, давайте пошевеливайтесь твари.
Рабыни сделали всё, как велела Госпожа. Они стали на колени, Госпожа уселась на Крепыша, натянула поводья и они пошли из сарая на улицу. Выехав на улицу, Екатерина пришпорила коня и нанесла несколько ударов хлыстом.
- Давай кляча бегом, пошевеливайся… Быстрее… Быстрее…

Острые шпоры впивались в тело раба, от ударов кнута некуда было спрятаться, Екатерина тянула поводья так, что, Крепыш думал, что у него порвётся рот. Так они катались около часа. На раба было жалко смотреть, он был весь мокрый от пота, но не смотря ни на что, он довёз Хозяйку до места, откуда они начали поездку, он аккуратно опустился на колени, Госпожа слезла с него, дав указания рабыням, распрячь, помыть и накормить лошадь.
Придя в комнату подготовки лошадей, Екатерина увидела, что Лизка докалывала последнюю наколку на левом плече Псины.
- Не дурно получилось, осталось теперь их окольцевать. Сделаешь проколы в ушах, в носу, обязательно проколи каждый сосок на груди, в половые губы с одной и с другой стороны вставь по семь колец, чтобы их половые органы были всегда закрыты, ещё вставь кольцо в пупок, пока вроде всё.
Рабыни слушали эти бесчеловечные приказы широко раскрыв от удивления глаза, но сказать, что-либо боялись, как бы не сделать себе хуже. Натраха боялась говорить, а Псина не могла.
- Я после прогулки проголодалась, пойду, пообедаю, а потом подойду, ты давай быстрее работай, особо с ними не церемонься, это уже не люди, а животные.
Зайдя в дом, Екатерина встретила Ольгу, которая спросила:
- Ну, как продвигаются дела с лошадками.
- Нормально, только закончили наносить татуировки, начали прокалывать, потом их проклеймлю и на сегодня оставлю в покое. А, у тебя, как дела?
- Тоже ничего, немного по-воспитывала молодых рабынь, потом поплавала в бассейне, позанималась спортом, посетила баньку, теперь решила пообедать.
- Я тоже пришла поесть.
- Машка скажи Светке, чтобы сервировала на двоих.
- Катюш, пока накрывают стол, я хочу, чтобы ты поласкала меня.
- Конечно, любимая.
Ольга уселась на диван, распахнула халат, под которым ничего не было, Катя встала перед ней на колени и начала целовать Ольгину киску. От Ольги исходил запах чистого, вымытого тела, бани, берёзового веника, её «кошечка» была очень вкусная на вкус. Взяв Катю за волосы, Ольга притянула её к своей промежности.
- Лучше, лучше ласкай меня,- она больно тащила Екатерину за волосы.
Катя попыталась вырваться из рук Ольги и сказала:
- Оль, больно же, прекрати.
Но Ольга дала ей звонкую пощёчину.
- Тебе кто велел останавливаться, лижи меня, лучше ласкай своим язычком.

Она вновь прижала голову Кати к своей промежности и сильно зажала своими бёдрами. Екатерина почувствовала, что находиться в ловушке. Ольгины ноги так сильно сжимали её голову, что было ощущение, что она лопнет от напряжения. Она не могла вырваться или освободиться. Наконец Ольга бурно кончила.
- Вылижи всю меня, чтобы ни одной капли не пропало даром.
Катя сделала, что приказала Ольга, когда она всё закончила, встала на ноги и сказала Ольге:
- Я, что-то не поняла, ты меня ударила, ты мною командовала, как рабыней, мне кажется, что ты много на себя берёшь.
- Катюшка, извини, просто так получилась, я не хотела причинить тебе никакого вреда. От твоих ласк, я была в таком экстазе, что вообще не контролировала себя, тем более, что ты обламывала весь кайф. Извини меня, я больше так не буду, если ты не будешь так меня доводить, ты просто чудо. Дай милая, я тебя поцелую.
Она подошла к Кате обняла и взасос поцеловала её.
- Хорошо, подлиза, я больше не сержусь на тебя, пошли обедать.
После обеда Ольга напросилась пойти с Катей в конюшню, взяв собой Машку. Когда они пришли, Лизка закончила делать проколы и вставлять рабыням кольца.
- Гляди, какими красавицами ты их сделала, настоящие пони герлз,- сказала Ольга Екатерине.
- Я, думаю, что из них выйдут неплохие лошадки, они немного с норовом, но мы их обучим понимать наши команды, даже телепатическом уровне.
Лизка
A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019