Подготовка к резюме

A A A
4
Я закончил учиться, сдал все экзамены, отвез результаты ЕГЭ в университет и перед тем, как начать готовиться к студенческой жизни решил смотаться недельки на две-три к бабушке в деревню. Туда же приехал мой троюродный брат Ванька, с которым мы очень дружили, когда были маленькие, и я подумал, как будет здорово проводить с ним время: будем купаться, загорать, кататься на велосипедах, а вечером ходить в соседний поселок на местную дискотеку.
Когда я приехал, брата я просто не узнал: он здорово подрос, стал таким крепким, мускулистым красавцем! Ему скоро должно было исполниться 17 лет, но рядом со мной он смотрелся почти ровесником.
- Ну ты и мускулы накачал! Наверно, все девки в школе по тебе сохнут, - искренне восхитился я.
- Да нет, - засмущался он. - Я просто в качалку хожу. А девушки у меня нет.
- И не было? - удивился я.
- Не было. Как-то я все думал, что рано еще.
- Ни хрена себе рано! В твоем возрасте и с твоей-то внешностью… Небось стоит на все, что движется?
- Ну да, иногда, - покраснел Ванька.

Ясно, думаю. Скромняжка наш подросток. Надо помочь ему раскрепоститься. В субботу дискотека будет - самое оно. Обязательно его туда отведу, познакомлю с какой-нибудь девчонкой.
Но оказалось, что все мои планы полетели коту под хвост: уже на второй день бабушка заявила нам, что ее тетя, а наша двоюродная прабабка Нюра, которая живет в десяти километрах отсюда, очень просила нас с Ванькой помочь ей с сенокосом. Старая, мол, уже, ей трудно, а мы молодые, сильные, управимся легко. Честно говоря, меня такой поворот событий не очень обрадовал: ехать в глухую деревню косить, сушить и прибирать сено вместо того, чтобы целыми днями купаться, а вечерами тусить с братом и местными девчонками - не очень здорово. Но пришлось ехать.
Мы сели на велосипеды и покатили через колхозные поля к бабке Нюре. Приехав к ней, я понял, что деревня эта действительно глухая: вода в колодце, удобства на дворе, нет ни магазина, ни даже телевизоров ни у кого - все равно сигнал не доходит. Баба Нюра встретила нас очень радушно, вкусно накормила и сказала, что косить пойдем завтра. Мы послонялись немножко по деревне, поглазели на дачников в огородах и часов в девять уже отправились спать, потому что делать больше было нечего. Спали мы с Ванькой вместе на печке. Когда он снял футболку и шорты, я просто обомлел: торс как у Аполлона, три волосинки пониже пупка и проступающий через тонкую ткань боксеров очень приличный для его возраста агрегат, который брат носил в трусах головкой вверх. Обычно я сплю без трусов, но тут, почувствовав, что мой член начал увеличиваться в размерах, решил не рисковать и лег в трусах: если брат увидел бы мою реакцию на его тело, возникла бы неловкая ситуация.
Проснулись мы рано утром и, пока не настала жара, взяли косы и пошли косить. Баба Нюра показала нам, как правильно держать косу, оказалось, что это совсем не сложно, даже интересно. К полудню мы с Ванькой вернулись домой пообедать, нас ждали обалденные щи и блины с вареньем.
- Бабуш, а где вы тут купаетесь? - спросил Иван. - Мы бы с Ромиком с удовольствием вечерком окунулись после работы.
- Да у нас тут поблизости и нет ничего - ни речки, ни пруда, - ответила бабушка.
- А моетесь вы как? - поинтересовался я.
- В бане, как же еще. Воды натаскаем, баню стопим и моемся. Только я-то сама баню редко топлю, мне столько воды тяжело таскать, да и неохота ради одной себя целую баню натапливать. Когда внуки из города приедут, затопим, а когда я одна - так, воды в ведре нагрею да в тазике ополоснусь.
- А давай с тобой баню стопим! - предложил я брату. Я обожал париться в бане, особенно настоящей, деревенской, к тому же перспектива поглазеть на голого Ваньку очень манила.
- Давай. Я в бане никогда не парился, - ответил он.
- Вот и отлично. Щас пойдем вчерашнее сено поворочаем и будем воду носить!
Мы быстренько завершили намеченный на сегодня план сенокосных работ, наносили целую бочку воды и теперь за чаем сидели ждали, когда протопится баня.
- А ты с собой трусы чистые взял? - спросил я Ваньку.
- Неа. Не думал, что понадобятся.
- Это плохо. После бани надевать грязные трусы противнее, чем таракана съесть.
- А ты взял? - поинтересовался брат.
- Конечно! Я же знал, что мы не на один день едем. Только тебе мои не подойдут, сильно велики будут. Запомни, Вань: трусы надо каждый день менять, независимо от того, моешься ты или не моешься.
Всему-то надо учить этого мальчишку! Ладно, попытаемся вопрос решить.
- Баб Нюр, тут у нас проблема маленькая образовалась. Уже в баню почти пора идти, а Ванька чистые трусы не взял.
- А вы там, в комоде посмотрите, - откликнулась бабушка, - там, по-моему, Сашкины, внука моего, должны быть.
Посмотрели - действительно, в ящике лежали черные плавки и несколько пар симпатичных подростковых семейников.
- Размер тебе должен подойти, - сказал я. - Выбирай на вкус.
Ванька взял серые семейки с широкими красными полосами на внешних сторонах бедер и спереди, на ширинке.
И вот, долгожданный момент настал. Мы вошли в предбанник и начали раздеваться. Ванька быстро стянул футболку и снял шорты сразу вместе с трусами. Я, почувствовав наступающее волнение, раздевался гораздо медленнее. К тому моменту, как мой троюродный брат уже шагнул в парилку, я только снимал шорты. Избавившись наконец и от моих обтягивающих голубых боксеров и убедившись, что мой член не предпринимает попыток принять боевую готовность, я открыл дверь и тоже зашел в парилку.

Ванька стоял посредине и размахивал руками.
- Ничего себе тут жара! Я щас, наверно, сварюсь.
- Да сядь ты, успокойся. Щас привыкнешь.
Ванька сел на полку, а я тем временем набрал в тазик прохладной воды и окатил брата с ног до головы.
- Ух, спасибо, - пропыхтел он, весь красный. Я так и не успел рассмотреть как следует его хозяйство, потому что он сел, поджав к себе ноги, и мне ничего не было видно.
- Так, - взял я командование в свои руки. - Давай ложись на полку, будешь получать настоящее удовольствие от бани.
Ванька послушно вытянулся на спине, предоставив мне наконец возможность полюбоваться на него во всей красе. У него был большой, довольно толстый и длинный член, крайняя плоть полностью закрывала крупную головку. Яйца, напротив, были совсем небольшие и прижимались к стволу почти вплотную. Волос было много и на яйцах, и на лобке, они были такого же темно-русого цвета, как и на голове брата. Я взял веник, намочил его горячей водой и начал легонько похлопывать Ваньку по груди, животу, ногам.
- Ну как?
- Класс!
- Перевернись, - велел я. Ванька перевернулся на живот и я, проделав то же самое с другой стороны, отложил веник и начал массировать ему шею, спину, потом ягодицы, бедра и ступни. Брат временами даже постанывал от удовольствия. Я набрал довольно горячей воды, облил его всего и снова начал хлопать веником, но уже посильнее.
- Нравится?
- Не то слово, - буквально промычал Ванька.
- Давай опять переворачивайся.
- Ой, - смутился подросток, когда, перевернувшись, обнаружил, что его член прилично набух и уже почти стоит.
- Ничего страшного, это нормально, - успокоил я брата. - Ты получаешь удовольствие, поэтому член стоит.
Я начал массировать ему грудь, потом бедра, потом пах. Член Ваньки уже торчал так, что едва не дымился. Окатив брата горячей водой теперь спереди, я снова принялся хлестать его веником, еще сильнее, чем в прошлый раз.
- Яйца рукой прикрой, - предупредил я, - а то больно будет.
Ванька одной рукой прикрыл яйца, а второй непроизвольно начал подрачивать член.
- Не-не-не! Не трогай его руками! - запротестовал я. - Самый кайф - кончить без рук!
Отложив веник, я взял Ванькину колбасень в руки, залупил его член и, помяв немножко яички, снова начал массировать ему бедра, пах, промежность - не касаясь руками члена. Ванька дышал все чаще, я чувствовал, что он уже готов кончить. Взял ковш с горячей водой и плеснул ему прямо на огромную ярко-фиолетовую залупу. Издав громкий стон, мой брат начал фонтаном извергать сперму. Она летела ему на голову, на грудь, на живот, а я в это время снова легонько похлопывал веником его бедра. Мне показалось, Ванька на мгновение даже отключился, настолько бурным был оргазм.
- Вот, - говорю, когда он немного пришел в себя. - Такого кайфа ни одной дрочкой не добьешься.
- Это правда, - откликнулся брат.
- Давай теперь ты меня веничком пошлепай, - сказал я, растягиваясь на полке.
Ванька, конечно, таким опытом банного наслаждения не обладал, но сам факт того, что я парюсь и при этом кто-то хлещет меня хорошим березовым веником, доставлял огромное удовольствие.
- А я и не заметил, когда ты головку оголил, - заметил Ванька, аккуратно пошлепывая мои бедра.
- Ну правильно. Если б ты так быстро из предбанника не убежал, то увидел бы, что она у меня такая и была, когда я трусы снял, - ответил я.
- Ты что, все время ее открытую носишь?
- Все время.
- И как?
- Нормально. Мне нравится. Попробуй - тебе тоже понравится.
- Попробую, - пообещал Ванька.
- Ты не угорел еще? - спросил я его. - Смотри, как бы плохо не стало. Ты ж первый раз в бане, а мы такого пару поддали. Пошли-ка на улицу выйдем, остынем чуть-чуть.
- А если увидит кто-нибудь?
- Да ладно, кто нас увидит. Уже стемнело, кто тут будет шастать, за огородами.
Мы вышли из бани, я - прямо на улицу, Ванька, стесняясь, остался в дверном проеме. Вдруг я увидел, что по тропинке за огородом кто-то идет.
- Как думаешь, - шепчу я брату, - мужик или баба?
- Не знаю, - ответил он. - Пошли обратно, а то увидят нас голыми.
- Подожди, - удержал его я и снова вышел на улицу подальше. Фигура оказалась молоденькой девушкой, видимо, из дачников.
- Эй, барышня, - окликнул ее я. - Пойдите сюда!
Девушка подошла.
- Ой! Ты же голый! - воскликнула она.
- Ага, - довольно улыбаясь, ответил я. - Мы тут с братом в бане паримся. Пошли с нами!
- Да вы что, сдурели? Я с парнями в баню не хожу.
- Но ведь это нечестно! Ты меня голым видела, а я тебя - нет! Эй, Вань! - позвал я брата. Он высунулся из дверного проема:
- Что?
- Скажи ведь, что нечестно: девушка нас с тобой голыми видела, а мы ее не видели.
- Нечестно, - улыбнулся Ванька.
- Пойдем, - позвал я незнакомку. - Если ты не захочешь, ничего не будет. Просто попаримся и попялимся друг на дружку. Мой брат, - добавил я уже шепотом, - никогда не видел голую девушку. Сделай парню приятно.
- Ну ладно, - неожиданно согласилась она. - Пошли!
Она зашла со мной в баню. Ванька уже был в парилке. Незнакомка (оказалось, ее зовут Дашей) сняла сарафан, белье и мы вместе вошли в парную. Ванька снова сидел так, что его члена не было видно.
- Да ладно, - говорю. - Смотри, Дашка перед тобой голая и не прикрывается. Хорош дурака валять!
Медленно, нерешительно, но мой братец все же опустил ноги.
- Красавец! - воскликнула Дашка. - Можно потрогаю?
- Ну давай, - краснея, разрешил Ванька.
Она села рядом с ним, взяла член в одну руку, а другой начала его поглаживать, как котенка. "Котенок" мигом отреагировал и начал вставать. Мой "дружок" последовал его примеру.

Дашка совершенно не стеснялась происходящего. И чего только ломалась там, на улице? Она сидела, раздвинув ноги, так, что нам обоим была хорошо видна ее чисто выбритая пизденка, ее маленькая грудь с набухшими сосками тоже была в полном нашем распоряжении.
- Так, - сказал я. - Ванек свою дозу удовольствия сегодня уже получил, теперь моя очередь.
Сам удивляясь своей бесцеремонности, я подошел к Дашке, взял ее за талию, наклонил и резко всунул свой член ей во влагалище. Она даже не подумала сопротивляться. Я начал в буквальном смысле ее долбить, жестко, агрессивно, мои яйца шлепали ей по пизде, ее маленькие сиськи носились по грудной клетке, как бешеные. Она только глухо стонала.
- Учись, мой мальчик, как надо баб ебать, - сказал я оторопевшему от этого зрелища Ваньке, с силой вгоняя член в Дашку снова и снова. Он даже не дрочил, он просто смотрел, вытаращив глаза. Через несколько толчков я почувствовал, что вот-вот кончу, вытащил член и запустил струю прямо на Ваньку. Облившись сегодня собственной спермой, он получил еще и моей. Дашка обмякла на лавочке и лежала, не шевелившись.
- Ну что, хочешь сам попробовать? - предложил я брату.
- Хочу, - тихо сказал он.
Ванька подошел к почти бесчувственной Дашке, развернул ее лицом к себе и тоже начал трахать. Первые его движения были робкими, осторожными, потом братец начал двигаться все смелее и смелее.
- Только в нее не кончай, - предупредил я. - Почувствуешь, что скоро кончишь - член вытаскивай. А то еще залетит, потом геморроя не оберешься.
Через несколько секунд Ванька вытащил член из раздолбанной Дашкиной дырки и, додрочив его рукой, кончил.
- Давай-ка уже мыться, - сказал я. - А то баба Нюра забеспокоится, чего мы так долго.
Дашка быстренько ополоснулась и убежала. А мы с братом начали мыться как следует.
- Давай я тебя намылю, - предложил я. Ванька согласился. Когда я дошел до его интимных мест, я будто нечаянно задержался на его лобке, яичках, попке, долго гонял мыло по его раскрасневшейся залупе. Потом то же самое проделал и он со мной. Мы хорошенько потерли друг друга мочалкой, смылись горячей водой и пошли в предбанник вытираться и одеваться. Я напялил захваченные с собой белые плавки, Ванька - труселя бабы Нюриного внука. При этом головку он, как и обещал, оставил открытой.
- Ух ты, такое необычное ощущение, когда член болтается и головка касается трусов, - поделился Ванька, когда мы шли уже к дому.
- Да, ощущение приятное, - поддержал я брата.
- Что ж вы так долго-то, - встретила нас на крыльце баба Нюра. - У меня уж пироги остыли, пока вы там бултыхались.
- Да Ванька просто в бане первый раз, - ответил я. - Я его хорошенько веничком пропарил.
- Понравилось? - улыбнулась бабушка.
- Не то слово, - ответил брат, расплываясь в улыбке, полной счастья.

E-mail автора: romakislakov@yandex.ru
A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019