Нечаянное знакомство. часть 2

A A A
5

Оглавление

Прошло около недели после этого ужасного приключения в клубе. За это время я никуда не ходила и ни с кем не виделась. Даже с Леной не созванивалась. Сама мысль о возможности встречи с подругой рождала воспоминания о пережитом позоре и ввергала меня в жуткую депрессию. Стыдно было снова в уме переживать пройденное. Глодала обида, что столь желанная встреча с «принцем на черном Х5» вместо романтического ухаживания с дорогими подарками и ресторанами вылилось в такое глумление. Конечно, 3 тысячи евро, полученные с ухажера, были очень кстати, и я уже готовилась к пробегу по магазинам. Надо было обновить гардероб, прежде чем снова выходить на охоту. Произошедшее вовсе не отбило во мне желание искать «принца». Напротив, осознав, насколько большой силой и какими возможностями обладают люди, которые принадлежат к кругу Николая и Валеры, я с удвоенной силой захотела присоединиться к нему. Присоединиться любыми способами. Главное – выскочить замуж за любого из них. Пусть не по любви. Любым способом. Пусть даже пройдя через новые унижения. Свое я возьму потом, деньгами, шмотками, возможностями. И мужчину найду, какой мне понравится. И своего муженька, скотину и развратника, потом брошу, еще и вытянув из него целое состояние при разводе… Почему-то мысль об этом будущем разводе радовала меня сейчас даже больше мысли о будущем выгодном замужестве, словно этим я хотела отомстить не только своей будущей жертве, но и Валере с Николаем за то, что они сделали с нами. Сейчас будущую месть я смаковала с особым кайфом, на время даже забыв, что для того, чтобы ее осуществить, надо добиться «всего лишь» брака с богатеньким женишком.
Вот во время этих раздумий, меня и застал звонок на мобильник. Номер был незнакомый, но я машинально взяла трубку и услышала в ней голос Валеры:
– Привет, Анечка. Не скучаешь?
– Да как ты посмел позвонить сюда? – у меня от возмущения аж дыхание сперло.
– А почему и нет? Наша прошлая встреча принесла мне немало удовольствия, а тебе денег. Никто не в накладе…
– Если ты думаешь, что я и дальше позволю тебе… – вскричала я.
– Я ничего не думаю, – прервал он меня. – Я просто решил подкинуть тебе еще немного деньжат, за хорошее исполнение роли неделю назад. Не забывай, что вы сами с нами пошли и согласились играть в игру, которую мы придумаем. Никто вас силой не принуждал и впредь заставлять не будет. Впрочем, если тебе не нужны деньги… – он сделал паузу, и мне показалось, что повесит сейчас трубку.
– Где мы можем встретиться? – быстро спросила я.
– Я в кафе напротив твоего дома и буду тут еще полчаса. Приходи, – сказал он и повесил трубку.
Я быстро собралась, немного подкрасилась и выскочила на улицу. Валера ждал меня в кафе за столиком у окна. Я села напротив него.
– Ну? – выжидающе и немного надменно спросила я.
Он бросил передо мной конверт, в котором оказалось 1500 евро.
– Ставки снижаются, – скривилась я.
– В тот раз был аванс, – заметил он. – Больше все равно не дам, поскольку мы и на эти не договаривались.
– А обещали рестораны и поездки на Кипр, – заметила я.
– Так я и не отказываюсь. Хочешь?
– А взамен вы будете творить с нами такое в вашем поганом клубе?
– Конечно. И не только это. Как ты понимаешь, возможности у нас с Коляном богатые, и обычный секс для нас уже скучноват. А вот подчинение…
– Без меня, – обрубила я. – Я вам не игрушка.
– Как знаешь, – пожал он плечами. – Я и не рассчитывал. Я же вижу, что ты нормальная девчонка, а не шлюха…
– А что ты мне написал, гад… – я даже замахнулась, чтобы ударить его, но он смотрел на меня настолько спокойно и даже насмешливо, что моя рука в бессилии опустилась.
– Я написал «сука», это разные вещи. А что, скажешь, это не сучья повадка, пройти через такое ради знакомства с парнем?
Я поджала губы и пробурчала:
– Можешь обсудить это со своим другом, а я пошла.
– Иди, если тебе неинтересно мое предложение.
– Какое предложение? – буркнула я. – Опять трахаться с тобой при всех в клубе и бегать нагишом?
– Нет, это интересно только в первый раз, – отмахнулся он. – Потом скучно. Здесь интересен момент внезапности. Но мне нужна секретарша…
– Чтобы ты мог трахать меня и на работе?
– Трахать я всегда могу найти кого, – усмехнулся он. – А мне нужна секретарша, которая работала бы в офисе и сопровождала меня на деловых встречах. Это должна быть очень красивая девушка, как ты. И не шлюха. Опять же, как ты. Такая секретарша очень сильно поднимает статус руководителя. Кроме всего, прости за откровенность, но когда человек, с которым ведешь переговоры, балдеет от красоты твоей спутницы, получить от него нужное во сто крат легче. Проверенно на практике сотни раз. Зарплата у тебя будет девяносто тысяч в месяц. Плюс расходы на одежду для работы – с меня. Рабочий день не нормирован… Но я не ночи имею ввиду. Просто я часто езжу на деловые приемы, коктейли, презентации и тому подобное. Мне надо, чтобы ты меня сопровождала. Поработаешь до начала учебного года, а там посмотрим.
– А секс? – не выдержала я.
– Ну, Анечка, ты мне очень нравишься, – улыбнулся он, – и я всегда не прочь с тобой. Но в твои служебные обязанности это входить не будет. Не захочешь, не надо. Я уже сказал, что найти, кого трахнуть, я всегда могу.
Я откинулась на стуле. Предложение было весьма заманчиво, и не только с точки зрения денег. Хотя мне, студентке без опыта работы получить такую зарплату где-либо еще было, конечно, невозможно. В то, что в предложение не входит «сексобслуживание», я, конечно, не поверила. Чего там. Не девочка. Но вот возможность пообщаться в тех кругах, в которых ведет переговоры Валера, мне очень даже было интересно и вполне соответствовало разработанному «плану действий». Да и с Валерой попробовать зайти на второй круг можно. Конечно, он свинья, что так обошелся со мной в клубе, но, с другой стороны тоже ведь «целевая группа». Ну, развлекся богатенький папенькин сынок, а дальше что? Может, и впрямь ему больше будет неинтересно издеваться надо мной так. Ведь если что не по мне, всегда могу уйти. А я пущу в ход свои женские чары, влюблю, женю на себе, раскручу на деньги и брошу с приличной частью его имущества. Вот это будет месть! Сделав задумчивое лицо, я поднялась и произнесла:
– Я подумаю.
– Завтра в девять, по этому адресу, – бросил он на стол визитку. – Если не придешь, во вторник возьму другую. Ты у меня первый кандидат, но есть и другая. Бизнес есть бизнес.
Он встал, бросил пятисотку на стол и вышел, не только «случайно» не задев мою попку рукой, но даже не взглянув на прощание. Вот скотина…
На следующий день ровно в 9 часов я была в офисе его фирмы. Компания занимала огромное здание в центре и, судя по названию, занималась торговлей нефтью. Меня проводили в приемную к заместителю финансового директора Валерию Сергеевичу Нестерову (Валере, то есть). За небольшой комнаткой, где стоял секретарский стол, сервант с посудой и аппарат для приготовления кофе, располагался роскошный кабинет с большим дубовым столом, столом для переговоров слева и мягким кожаным диваном, двумя креслами и журнальным столиком справа. Валера вышел ко мне из-за стола, поздравил с зачислением в фирму и вызвал сотрудницу отдела кадров, с которой я должна была пройти для заполнения анкет и оформления трудового договора. Разные формальности заняли чуть не полдня. Все было строго и официально. Я подписала документ о неразглашении служебной тайны, и сразу после этого мне вручили трудовой договор, в котором значился должностной оклад в размере 100.000 рублей и предусматривались ежеквартальные премии. Когда все было закончено, наступило время обеда. Меня отвели в корпоративную столовую, где кормили вкусно и недорого. Только после этого я, наконец, предстала перед своим новым шефом.
Тот был приветлив, но вместе с тем строг. Просил в служебной обстановке называть его только по имени отчеству и соблюдать корпоративный этикет. Потом передал мне сверток в котором была служебная одежда, которую он «взял труд» заказать для меня. Мне были вручены две пары черных туфелек на каблучках, две черные короткие юбки и пять белых блузок с рукавом. Валера сообщил, что на работу я должна приходить только в этой одежде и, более того, должна надеть ее немедленно, прежде чем приступить к обязанностям. Чтобы не смущать меня, Валера вышел из кабинета.
Туфельки оказались впору (как только размер узнали?). Юбка налезла с трудом и туго обтянула попку. В совокупности с тем, что она была очень короткой (чтобы подобрать что-то с пола, надо было приседать, плотно сжимая колени и придерживая подол, а не нагибаться, если я не хотела продемонстрировать всем свои трусики), вид получался достаточно сексуальным. Блузка тоже туго обтянула талию и грудь и к тому же оказалась полупрозрачной. Лифчик через нее просвечивался достаточно четко.
Как раз в тот момент, когда я вертелась перед зеркалом и разглядывала, не слишком ли просвечивает бюстгальтер, в кабинет и вошел Валера.
– Я смотрю, все впору, – заметил он.
– Да, – кивнула я. – Только лифчик просвечивает.
– Значит, его надо снять, – авторитетно заметил Валера. – Грудь у тебя и без того хороша.
Я отвернулась к стене, скинула блузку, бюстгальтер, снова надела блузку и повернулась к зеркалу. Так действительно было много лучше хотя… через тонкую ткань блузки достаточно отчетливо просвечивали соски.
– Ну вот, так значительно лучше, – подошел ко мне Валера.
– Она просвечивает, – положила я руки на груди.
– Великолепно. Выглядишь просто секси!
– Ты хочешь, чтобы я так ходила по офису? – воскликнула я.
– Именно. Это очень поднимет моральный дух сотрудников. Кроме того, это произведет впечатление на посетителей. Что мне и надо. Не обольщайся. Ты здесь – просто украшение офиса. Тебя и наняли именно за те деньги, которые в контракте, чтобы ты тут сверкала своими длинными стройными ногами и сводила всех с ума своей грудью. Если тебе это не нравится, то мы можем расторгнуть сделку. У меня другая девочка есть на примете.
– Но можно я буду здесь переодеваться? – попросила я. – Не могу же я ходить по улице вот так!
– Ни в коем случае. Ты должна приходить в офис уже в этом. Возьмешь в шкафу в приемной пиджачок. От старой секретарши остался. Но это тебе только для выхода на улицу. Вошла в приемную, пиджак на вешалку и вперед. В царство свободы доро-о-огу, Грудью проложим себе, – пропел он. – По зданию я тебе тоже в нем ходить запрещаю. Считай, что это для тебя дресс-код. За нарушение, как знаешь из контракта, увольнение. Ладно, иди. Я вызову девочку, которая объяснит тебе, как с техникой обращаться.
В приемной в шкафу действительно нашелся короткий черный пиджачок, который пришелся мне впору. (Очевидно, Валера любил секретарш одного размера). Впрочем, не решившись долго мерить, я быстро вернула его на место. В приемную вошла девушка, одетая так же в черную юбку и блузку. Правда юбка у нее была не такая обтягивающая и значительно длиннее, а блузка не просвечивала. Я вначале смутилась своего вида, но девушка никак не показала ни презрения, ни даже интереса к моей одежде. Она представилась секретаршей финансового директора Олей и быстро объяснила мне, как пользоваться кофейным аппаратом и телефоном с умопомрачительным количеством клавиш, передала список служебных телефонов и ушла.
С этого момента началась моя трудовая деятельность. Каждый день я приходила на работу к 9 и уходила в 18 часов, имея часовой обеденный перерыв. Работа была несложной. Принять входящие звонки и переключить их на Валеру, если он свободен, либо попросить перезвонить, если он говорит по другому телефону (о чем предупреждала горящая лампочка на моем аппарате), либо у него посетители. Подать кофе или чай Валере, когда он работал и хотел пить, либо ему и его посетителям, когда он вел переговоры у себя в кабинете. Записать под Валерину диктовку письмо, а потом набить его на компьютере и распечатать на фирменном бланке. На выезды он меня пока не брал. Общались мы мало. Здоровались утром, прощались вечером. Кроме просьб подать кофе или соединить с кем-то в банке или какой-либо фирме, Валера ко мне ни с чем не обращался. На обеденный перерыв я ходила с секретаршей финдира Олей, с которой мы даже немного сдружились. Короче, обычная жизнь секретарши в крупной компании, если не считать моего внешнего вида.
Так откровенно, как я, в фирме не был одет никто. Не говоря о мужчинах, которые ходили только в деловых костюмах даже в самую жару, женщины одевались либо в строгие брючные костюмы, либо в жакеты и юбки, но обязательно с рукавом и подолом на уровне колен. Одна я щеголяла в просвечивающей блузке и обтягивающей мини-юбке. Конечно, мужики заглядывались на меня, а женщины иногда посматривали с легким презрением. Но, то ли на фирме были очень строгие правила поведения, то ли все уже привыкли к подобному виду секретарши Валерия Сергеевича, но дальше подобных взглядов ничего не шло. Даже руководители фирмы, в своем большинстве пожилые и очень солидные люди, встречая меня в коридорах, лишь лениво скользили взглядом по моей фигуре и отводили глаза.
Приходившие посетители, разумеется, были менее подготовлены к подобному моему виду. Учитывая, что 99% из них были мужчинами, эффект обычно был предсказуем: изумленные глаза на выкате, открытые рты (а иногда и растущие бугорки в штанах), а потом либо стыдливо отведенный взгляд и легкий румянец на щеках, либо восхищенное присвистывание, подмигивание, откровенное разглядывание. Впрочем, Валера, похоже, именно такого эффекта и ожидал, и был страшно доволен. Иногда, для некоторых посетителей, он по нескольку раз вызывал меня в кабинет, то чтобы предложить чай и кофе, то забрать пустые чашки, то снова предложить напитки. Главное, чтобы я лишний раз продефилировала перед ними в своем наряде и показала фигурку. Не сомневаюсь, что сразу после этого он принимался выбивать из размякших гостей наиболее выгодные для своей фирмы условия.
Постепенно я и сама привыкла к своей роли «украшения офиса» и даже перестала смущаться. Чего стесняться, если являешься неизменным предметом всеобщего восхищения и любования? Даже по улице я стала ходить, гордо подняв голову и не обращая внимания на косые взгляды и присвистывания мужиков в метро. В конце концов, я работала в такой фирме, куда их и в полотеры, наверное, не взяли бы, получала приличную зарплату всего лишь за то, что виляла перед сотрудниками и гостями своей обтянутой юбкой задницей и махала своими длинными ногами. Пусть лучше обзавидуются. А мне стыдиться нечего.
Так прошло три дня. Валера за все это время не только не пытался овладеть мной, но даже не позволял себе каких-либо эротических прикосновений или сальных шуточек. Все строго в рамках служебных отношений. Момент, когда я переодевала при нем блузку и снимала лифчик, так и остался самым пикантным между нами за все это время. В начале меня это очень радовало. Я то думала, что он бросится трахать меня в первый день. Не то, чтобы для меня это было так уж страшно, чай не в клубе при всех отымеют. Просто известно, что мужики не сильно западают на доступных женщин. Ту, которую можно всегда завалить, они как проститутку держат, поимел и бросил. По настоящему влюбляются в тех, кто в начале неприступен был. Но ведь мне в данной ситуации отказать было сложно. Валера меня бы сразу с работы выгнал, и все дела. Впрочем, потом, когда сексуальная пауза затянулась, меня обеспокоило уже другое. Неужели действительно интерес ко мне потерял? Невозможно! Я такая красивая, а он меня не хочет?! Может, действительно только как секретаршу и будет использовать? Тогда прощай планы на замужество? Разве что из клиентов кого подцепить, что сложнее. Неужели?
Но вот, наконец, в четверг, когда делегация гостей покинула офис, я зашла в его кабинет, чтобы убрать посуду, и застала Валеру, развалившегося на диване. Он явно устал, но был доволен переговорами. Молча он наблюдал, как я собираю посуду на поднос. Но было в его взгляде нечто новое. Да и смотрел он сейчас, как я заметила, не столько на меня, сколько на мою попку и ноги. «Неужели запал», – с восторгом подумала я.
– Вам больше ничего не надо, Валерий Сергеевич? – поинтересовалась я, поднимая поднос.
– Не надо? – переспросил он. – Знаешь, пожалуй, надо. И именно сейчас. Знаешь, с двумя твоими дырками я уже познакомился, а вот с третьей еще нет. Если бы ты мне сейчас минетик организовала, это было бы кстати.
Такая «серенада от Ромео» меня не устраивала.
– Не сегодня, Валерий Сергеевич, – мило улыбнулась я, повернулась и пошла к двери. Он меня не окликнул.
Когда я вернулась на свое место, то заметила, что Валера говорит с кем-то по телефону. Потом индикатор погас. Больше из кабинета признаков жизни не поступало.
Чуть меньше, чем через час, в приемную вошла весьма странного вида девица: ярко размалеванная, в высоких красных ботфортах, короткой юбке, обтягивающей футболке.
– Где здесь Валерий Нестеров? – вульгарным тоном поинтересовалась она. – Я Жанетта. Сообщите ему, что я пришла.
Я позвонила Валере, и он тут же приказал пропустить девицу. Минут через пять после того, как она вошла, он позвонил и приказал подать ему чашку кофе. Я приготовила напиток, поставила чашку на поднос, но когда открыла дверь в кабинет, остолбенела от изумления. На диване лицом ко мне в позе «раком» стояла давешняя девица. Из одежды на ней оставались только ботфорты. Сзади на коленях пристроился Валера. Он не потрудился снять даже галстук, лишь немного приспустил брюки и так и трахал свою гостью в полном «боевом облачении». При моем появлении девица смерила меня надменным, насмешливым взглядом. Валера тоже повернулся ко мне.
– Чего встала? – прикрикнул он на меня. – Поставь кофе на столик и иди.
Старясь не смотреть на сладкую парочку, я прошла в кабинет, поставила кофе, но прежде чем повернуться и выйти, все же скользнула взглядом по обнаженной девице. Красотой фигуры она мне точно уступала. Да и на лицо я симпатичнее. Что он в ней нашел?
Я вышла из кабинета, прикрыла за собой дверь и уселась за работу. Но буквы прыгали перед глазами, и работа не шла. Прошло совсем немного времени, когда дверь кабинета открылась. Из нее вышла снова одетая девица, на ходу бросила мне «Пока» и покинула приемную. Чуть помедлив, я зашла в кабинет, чтобы забрать чашку. Валера даже не обратил на меня внимания. Прошла еще пара часов. Закончился рабочий день. Я, как обычно, заглянула к Валере и попрощалась. Он попрощался в ответ и снова уткнулся в экран компьютера.
Весь вечер я не могла найти себе места. Похоже, «клиент» был готов сорваться, и меня это не устраивало. К ночи я приняла решение действовать незамедлительно.
На следующее утро все было как обычно. Когда я пришла на работу, Валера уже был в кабинете. Я поздоровалась и заняла свое место за компьютером. Вскоре он заказал кофе. Потом снова вызвал и надиктовал письмо. Потом к нему заявилась какая-то делегация, для которой я должна была приготовить море кофе и океан чая. Когда эти люди ушли, я зашла в кабинет, чтобы убрать посуду. Валера не обращал на меня никакого внимания, уткнувшись в экран компьютера. Я вынесла чашки, снова вернулась в кабинет и подошла к его столу.
– А, это ты? – оторвался он, наконец, от экрана. – Мне сейчас ничего не нужно. Можешь идти.
– Неужели ничего? – игриво произнесла я, присаживаясь на край стола.
– В чем дело? – он удивленно посмотрел на меня и повернулся в своем кресле.
Этого мне и было надо. Со смущенной улыбкой, я медленно опустилась перед ним на колени, положила ладони ему на колени и широко развела их. Он не сопротивлялся и спокойно наблюдал за моими манипуляциями.
– За мной должок, Валерий Сергеевич, – ласково произнесла я.
Он молчал, но спокойно позволил мне расстегнуть себе ширинку, немного спустить брюки с трусами и достать его напряженный член. Во время всех этих манипуляций я пристально смотрела ему в лицо. На нем не отражалось ни насмешки, ни презрения. Было видно, что Валера расслабился и наблюдал. Поборов в себе брезгливость, я лизнула головку члена, потом обхватила его губами и принялась сосать. Всегда не терпела минет. До это делала его лишь один раз, из интереса, и после неделю плевалась, так было мне тогда противно. Наверное, нет более унизительного для женщины способа соития. Стоишь перед развалившимся или нависающим над тобой парнем на коленях, словно рабыня и ртом сосешь его грязный член. Противно так, что не передать. Но в данном случае пришлось переступить через свою гордость. Ведь ставка была куда как высока. Наверное, я сосала очень неумело, но очень старалась, активно работая губами, язычком, да и всей головой и стараясь ни к коем случае не задеть Валерин член зубами. Время от времени я бросала взгляды на лицо Валеры и была очень довольна, когда выражение безразличия на нем сменилась блаженной улыбкой. Всеми силами я старалась изобразить покорность своему повелителю и даже немного прогнулась, выставив туго обтянутую юбкой попку, чтобы доставить ему максимальное удовольствие. Время шло, а Валера все не кончал. Но вот, наконец, его член максимально напрягся и в несколько приемов выплеснул мне в горло горячую сперму. Давясь от отвращения и преодолевая рвотные позывы, я проглотила все, лизнула на прощание член и поднялась на ноги.
– Большое спасибо за оказанное доверие, Валерий Сергеевич, – произнесла я, чарующе улыбаясь. – Буду рада снова быть вам полезной.
Не дождавшись ответа, я повернулась и пошла к выходу.
– Анна, – окликнул он меня у самой двери, застегивая штаны. – Если действительно хочешь быть моей девушкой, это должно происходить, когда хочу я, а не ты.
Я ничего не ответила и вышла из кабинета.
Дальше день прошел как обычно. Я снова соединяла Валеру по телефону и приносила чай и кофе его гостям. Ни он, ни я ни словом ни жестом не показывали, что произошло между нами. Но вечером, когда я заглянула попрощаться, он подозвал меня. Я закрыла дверь и, повинуясь его жесту, обогнула стол и встала прямо перед ним. Он тоже поднялся из кресла.
– Мне понравилась твоя сегодняшняя работа, Аня, – произнес он и каким-то очень легким и неуловимым движением расстегнул верхнюю пуговичку на моей блузке. У меня от волнения перехватило дыхание. – Я бы очень хотел, чтобы между нами было полное взаимопонимание, – вторая пуговичка оказалась расстегнута следом за первой. – Я не хочу тебе врать, будто безумно влюблен в тебя. Но ты мне очень нравишься, – третья пуговка на моей блузке поддалась напору его пальцев.
Теперь в образовавшуюся щель он наверняка мог рассмотреть мои груди. Но очевидно, чтобы рассмотреть их получше, он распахнул блузку пошире. Я стояла, глотая ртом воздух и не в силах сопротивляться этому сильному и властному человеку. Откуда-то снизу накатывала волна возбуждения.
– Ты вовсе не шлюха для меня, – продолжил он. – Ты очень, очень красивая девушка. И ты мне очень нравишься, – последняя, четвертая пуговица оказалась расстегнута.
Валера отвел края блузки мне за плечи, теперь уже полностью обнажив груди, и тут же принялся их ласкать руками. Я стояла по стойке смирно и дрожала мелкой дрожью. Внезапно из моей груди вырвался сладостный вздох.
– Но я привык подчинять и никому не подчиняться, – Валера продолжал играть моими грудями и слегка потянул соски. – И даже от девушки, за которой я ухаживаю, я жду полного подчинения, – он рывком развернул меня лицом к столу, скользнул мне за спину. Его левая рука обхватила меня и продолжила щупать груди, а правая нащупала молнию на юбке.
– Я был груб с тобой. И может, еще буду груб не раз, – молния и пуговица на юбке были расстегнуты, и она соскользнула по моим ногам на пол. – Но это не значит, что я презираю тебя или хочу унизить, – его правая рука проникла спереди в мои трусики и принялась массировать клитор, который был уже весь влажный. Сзади через ткань трусов я почувствовала его прижавшийся ко мне напряженный член. – Просто у меня свое понимание о том, как должны строиться отношения между мужчиной и женщиной. Если тебя это не устраивает, мне очень жаль, но мы расстанемся. Если ты готова пройти через это, то можешь и получить очень многое взамен.
Он выдернул руку из моих трусов, отпустил груди и резко толкнул меня в спину. Я чуть не упала на крышку стола и лишь в последний момент успела выставить локти и упереться на них. Трусы словно сами собой соскользнули вниз до колен, и уже через несколько секунд Валера вошел в меня. Вскоре я уже билась в необычайно длительном и долгом оргазме. Наверняка мои крики были слышны в приемной (Дай Бог, чтобы там никого не было в этот момент). Хотя, может быть, некоторые звуки проникали и в коридор, по которому спешили сейчас домой слегка задержавшиеся на рабочих местах сотрудники. Впрочем, мне это было все равно. Я была на вершине блаженства и даже не заметила, как кончил Валера.
Весь вечер я была в приподнятом настроении, а на следующий день летела на работу как ласточка. Вот оно, началось! Валера мой! Теперь он не сможет без меня. Главное, не упустить теперь своего шанса и окончательно влюбить в себя. Сейчас нам нужен секс, секс и еще раз секс без остановок. Такой, чтобы он и смотреть не мог на других женщин.
И Валера не обманул моих надежд. Уже за час до обеда он вызвал меня к себе в кабинет, не говоря ни слова, расстегнул на мне блузку, спустил мне юбку вместе с трусами, посадил на стол для совещаний, опрокинул на спину, закинул мои ноги к себе на плечи и отымел по полной. В этот раз мне удалось удержаться от громких криков во время секса, но все же я была в восторге от своего нового любовника.
В субботу я не находила себе места. Что делает сейчас Валера? Почему не звонит? Вдруг нашел другую? Но уже в воскресенье он позвонил мне, заехал на своем «мерседесе» и отвез в дорогущий ресторан, где я отведала прекрасных блюд, о самом существовании которых никогда раньше не подозревала. Потом я впервые оказалась в шикарной квартире Валеры, расположенной в одном из элитных домов на набережной. И там, на огромной как аэродром постели он впервые взял меня в миссионерской позе. Взял не как победитель или насильник, а как нежный любовник. И в этот момент я точно поняла, что скоро он полностью будет в моей власти.
А потом события вышли из-под контроля. В понедельник Валера захотел меня где-то через час после обеда. По своему обыкновению, он вызвал меня в кабинет, расстегнул на мне блузку, обнажив груди, спустил до щиколоток юбку с трусами, заставил нагнуться и упереться локтями о крышку своего рабочего стола, расстегнул ширинку, извлек член и принялся входить в меня. Я не успела достаточно возбудиться к этому моменту, и начало полового акта показалось мне не очень приятным. Но я терпела, стараясь не подать вида. Валера только начал наращивать темп, когда дверь кабинета открылась, и в нее заглянул начальник отдела по работе с банками Павел Алексеевич.
– Извините, Валерий Сергеевич, я… – начал он и осекся, увидев нас с Валерой.
Представляю, какая картина ему предстала: я стою в наклонку, отперевшись локтями о стол, абсолютно голая по пояс снизу, трясу сиськами, вывалившимися из расстегнутой блузки, а сзади меня имеет его непосредственный начальник. Лицо у него по крайней мере вытянулось, а глаза полезли из орбит. Я, наверное, выглядела не лучше. Только через несколько мгновений я сообразила, что смотрю на него в упор, открыв рот и выкатив глаза. Я была в смятении, не зная, что делать. Вскочить? Прикрыться руками и забиться в угол или под стол? Схватить юбку с трусами и выскочить в приемную? А вдруг там еще кто-то есть… Очевидно, уловив мои мысли, Валера положил мне руку на спину и придавил, не давая подняться. Его член продолжал ритмично долбить меня.
– Проходите, не стесняйтесь, Павел Алексеевич, – услышала я над собой спокойный Валерин голос. – Что-нибудь срочное?
– Я даже не знаю, Валерий Сергеевич, – мялся у двери начальник отдела. – Я увидел, что вашей секретарши нет. Это срочно. Я решил заглянуть…
– И правильно сделали, – одобрил Валера. – Рабочее же время. Чего стесняться? Проходите, присаживайтесь. Что у вас там?
– Дело в том, что банк хочет отказать нам в кредите на строительство терминала, – Павел Алексеевич начал подходить к нам на совершенно негнущихся ногах.
Я с ужасом смотрела на приближающегося мужчину. Можете представить такую картину? Парень меня пердолит в этакой позе, и при этом присутствует посторонний человек, с которым он беседует о банковском кредите! Как назло, Павел Алексеевич уселся за стол для совещаний прямо передо мной, так что мое лицо оказалось буквально в метре от него. При этом ему должны были быть отлично видны мои болтающиеся в такт движения Валеры груди. И ведь не прикроешься же. Валера продолжал сильно давить мне на спину и, оторви я руки от стола, тут же ударилась бы о него лицом. Я настолько растерялась, что ничего не могла ни сделать, ни произнести. Лишь судорожно глотала воздух ртом и во все глаза смотрела на сидящего передо мной мужчину, который тоже не мог оторвать от меня взгляд. Валера, как назло, только ускорял толчки.
– И чем они мотивируют отказ? – поинтересовался он.
– Они еще не отказали, – промямлил Павел Алексеевич. Он изо всех сил пытался перевести взгляд на босса, но сразу после этого его глаза, словно притянутые магнитом, возвращались ко мне. – Просто мне сообщили, что в кредитном комитете есть мнение, что наше финансовое положение сейчас не так стабильно…
– Кто конкретно так считает? – прервал его Валера.
– Заместитель председателя…
– А, Шустов? Ну, это мы поправим. Сейчас, подождите минуточку.
Валера ускорил толчки настолько, что моя голова непроизвольно начала болтаться из стороны в сторону, и через несколько секунд кончил. После этого он сделал шаг назад, застегнул ширинку и сказал:
– Аня, надень трусы и юбку, застегнись и соедини после этого меня с банком. Мне надо поговорить с зампредом Шустовым.
Только после этого до меня дошел весь позор моего положения. Мое лицо вспыхнуло, как хвоя, охваченная пламенем. Я кинулась к валявшимся на полу юбке и трусам, быстро натянула их, застегнула блузку и выскочила из кабинета.
В приемной сидели два сотрудника отдела финансового планирования. Они с удивлением уставились на меня, когда увидели, что я красная как рак и вся в смятении выскакиваю из кабинета начальника. Наверное подумали, что меня только что сильно отругали. Черт с ними.
– Зайдите через полчаса. Валерий Сергеевич занят, – бросила я им, разыскивая в справочнике телефон приемной банка.
Валера говорил с банком минут пятнадцать. После этого из его кабинета вышел все еще немного смущенный Павел Алексеевич, скользнул по мне вороватым взглядом, кажется, ухмыльнулся и вышел в коридор. Я пулей бросилась в кабинет.
– Валера, как ты мог так поступить?! – крикнула я, захлопнув дверь.
– Думаешь, здесь есть те, кто не догадываются о наших отношениях? – усмехнулся он. – Пусть думают, что хотят, – отмахнулся он. – Мне плевать.
– А мне нет, – подлетела я к нему. – Тем более нельзя меня выставлять вот так перед всеми.
– А я считаю, что можно, – огрызнулся он. – И плевал я на то, что ты думаешь об этом. Я тебе уже говорил: не нравится, уходи. Держать не буду ни в фирме, ни в постели. Таких, как ты, много. Поняла, сука?
Кровь снова прилила у меня к лицу. В бессильной ярости я сжала кулаки, но ответить ничего не смогла. И сила и власть были на его стороне. Я действительно могла либо уйти, отказавшись от своего шанса, либо остаться и терпеть все его выходки.
– Поняла, сука? – повторил он тихо.
– Да, Валерий Сергеевич, – вымученно улыбнулась я.
– Хорошо. Тогда можешь идти. Завтра в девять тридцать выезжаем в банк, – Валера снова уткнулся в монитор компьютера.
Весь остаток дня я пребывала в расстройстве. Как же я переоценила себя и отношение Валеры ко мне! Я-то думала, что впереди уже одни цветы и конфеты, а напоролось вот на что. Но все же, Валерий оставался моим главным шансом на осуществление мечты. И выбор был лишь терпеть его выходки или сдаваться. А сдаваться я не собиралась. Значит… В конце концов, чем больше он будет глумиться сейчас, тем слаще будет моя месть в конце.
На следующий день я, как и обычно, заявилась на работу, подала Валере утренний кофе, разгребла утреннюю почту, а в 9:30 мы сели в его «мерседес» и поехали в банк. По дороге мы почти не разговаривали. Краем глаза я заметила, что сидящий за рулем Валера украдкой посматривает на мои ноги, сжала коленки и отвернулась к окну. Моя игра с сегодняшнего дня была «влюбленная кошка». Раз не получилось заставить его добиваться моей любви, значит надо изобразить, что я страстно влюблена в него и только поэтому терплю его выходки. Может на этом поведется. С девками у него проблем нет. Но ведь он прекрасно понимает, что мне нужны его деньги и связи, а не он сам. А если поверит, что я действительно люблю его до беспамятства, может и замуж возьмет, хотя бы, чтобы измены не опасаться.
До банка доехали быстро. Нас немедленно проводили к зампреду, который оказался сухоньким мужчиной лет пятидесяти с чем-то в небольших очочках и дорогом, но до противного непримечательном костюме. Классический банкир, короче. Завидев нас, он тут же отпустил несколько весьма изысканных комплиментов моей красоте и даже немного смутил меня своей галантностью. Впрочем, кажется, он действительно был восхищен моей внешностью, о чем говорили его блестящие глаза и некоторое смущение. Валера высказался в том плане, что их фирма очень тщательно отбирает сотрудников, и перешел к делу. Он принялся напористо доказывать, что их фирма по-прежнему финансово устойчива, а банкир, вытащив какие-то отчеты, принялся утверждать, что ее положение ухудшилось. Я откровенно скучала и даже потеряла нить их разговора, пока меня не вернули к реальности слова Валеры:
– Ладно, я соглашусь с вами, что чистые активы сократились. Но ведь они все равно положительные. Убытков нет. Значит, по формальным критериям мы можем получить кредит. Что же до ваших опасений то, поверьте, с нашими связями в верхах мы всегда сможем выплыть из любой передряги. Да мой отец никогда эту фирму не оставит без помощи, пока я тут работаю. Я здесь надеюсь проработать еще долго. И вам предлагаю подумать о том, какие выгоды лично вам может сулить сотрудничество с нами.
– Конечно, вы давний клиент нашего банка… – протянул зампред.
– С большими оборотами, – напомнил Валера. – Но не в этом суть. Бизнес бизнесом, но мы как никто понимаем, что нужно людям. Вот, например, вы. У вас хороший заработок. Конечно, деньги не бывают лишними, и мы это учтем. Но ведь всех нас томят скрытые желания. Вот вы, говорите со мной о чистых активах, а сами сейчас ведь только и думаете, как бы хотели моей секретарше вставить. Угадал? Ничего удивительного. Невозможно пройти мимо такой красавицы. Мы же все понимаем. И нам для вас ничего не жалко. Хотите – пользуйтесь.
Валера как бы случайно оказался за моей спиной и неожиданно ухватился за мою блузку и резко распахнул ее, обнажая мои груди. Пуговицы пулями полетели в разные стороны. От неожиданности я ойкнула и прикрыла груди руками, нагнувшись вперед.
– Что вы делаете, Валерий?! – опешил зампред.
– Претворяю ваши мечты в реальность. Это моя профессия. Я ведь не мог ошибиться, вам нравится Аня. Так пользуйтесь. Она и работает в нашей компании, чтобы скрашивать досуг руководящих работников. Считайте, что пользуетесь нашей социальной программой, как дружественная компания.
– Ну да, а вы запишите меня на скрытую камеру, – буркнул зампред.
– Ну, мы же с вами не дети, – протянул Валера. – Ну, кто сейчас выгоняет руководящего работника за то, что он в кабинете шлюху нагнул? Это жизнь. Младший персонал лазает по порносайтам, старший расслабляется в реале. Все это знают. Главное, чтобы дело двигалось. А оно точно стоять не будет, если вы дадите нам кредит. А пока наслаждайтесь. Какой смысл нам вас шантажировать? Проще ведь просто дружить. Мне выйти?
– Я думаю, это будет неуместно, – покачал головой зампред. – Я с вашей секретаршей в кабинете…
– Тогда я отойду к окну, – кивнул Валера и, нагнувшись к моему уху, тихо прошептал:
– Заартачишься, закопаю.
После этого он выпрямился, подошел к окну и уставился в него, положив руки за спину.
Банкир смотрел на меня с вожделением. Кажется, у него даже слюна текла из уголка рта. Я поняла, что выбора у меня нет. Похоже, эта сделка была действительно очень важна для Валеры, и в случае моего отказа одним увольнением и потерей перспективного любовника я могла не отделаться. Преодолев внезапно накатившую робость, я поднялась со стула, убрала руки с грудей, скинула блузку и юбку и, вышагивая как на подиуме, направилась к зампреду. Того, кажется, била мелкая дрожь. Я выдавила из себя обворожительную улыбку, приблизилась к нему почти вплотную и, вращая бедрами, стащила трусики. Банкир смотрел на меня во все глаза. Я протиснулась в узкое пространство между ним и столом, нежно обняла за плечи и прошептала:
– Иди ко мне.
Он поднялся с кресла, и я сама расстегнула ему ширинку и извлекла наружу член. Немного поиграв с его «дружком», чтобы он достиг необходимой твердости, я села на крышку стола и направила его в себя. Банкир подался вперед, обхватил меня руками и принялся долбить меня короткими движениями. Обвив его ногами и обхватив руками, я прижалась к нему и постаралась представить, что занимаюсь сексом с красивым и любящим меня парнем. Но сопение банкира и поскрипывание стола подо мной все время возвращали к печальной реальности. Меня сношали как шлюху, да еще и передали в качестве взятки противному старикану-банкиру.
Кончил зампред быстро. Отвалился, застегнул брюки, поправил очки. Я соскочила со стола и принялась подбирать и натягивать одежду.
– Поторопись, Анна, – окликнул меня от окна Валера. – У Владимира Игнатьевича еще много дел.
– А с этим как? – я застегнула блузку на единственную сохранившуюся на животе пуговицу и застыла в недоумении. – Не могу же я так идти?
– Руки на груди скрестишь и пойдешь, – буркнул Валера, подходя ко мне. – До свидания, Владимир Игнатьевич.
Он потянул меня к двери. Я еле успела выдернуть руку, чтобы прикрыть грудь, когда мы выходили из кабинета. Так мы и прошли через банк. На нас бросали взгляды, но, кажется, никто так и не понял, почему эта девушка идет, скрестив руки на груди. Мне же пришлось зажимать лишенную пуговиц блузку еще и на улице, и когда я садилась в машину, и даже когда автомобиль тронулся.
– Молодец, – сказал Валера, включая передачу. – За сегодняшнее получишь премию. Сейчас отвезу тебя домой. Ты же здесь недалеко живешь. На работу можешь прийти уже завтра.
– Сволочь, – бросила я ему.
– А ты сука, – спокойно ответил он. – Легла ведь под банкира, не заартачилась. Оно и понятно. Таких возможностей как со мной у тебя нигде не будет. Умничка. Так и делают состояние и карьеру.
– Дурак! Просто я люблю тебя, – уцепилась я за спасительную соломинку, поняв, что моя игра почти что раскрыта.
– Вот как? – поднял он брови. – И на все готова ради меня?
– Да. Как видишь.
– Ну, это только цветочки. Значит, хочешь за меня замуж, при том не из-за денег, а по любви?
– Да.
– И на все абсолютно готова, чтобы мне было хорошо?
– Да. Можешь проверить.
– Проверю обязательно. Сегодня к десяти прейдешь в тот самый клуб, в котором мы вас с Ленкой… разыграли. Зайдешь со служебного хода, назовешь свое имя и скажешь, что по моему приглашению. Дальше сделаешь все, что тебе скажут. Вот после этого и поговорим. Можешь считать, что идешь доставлять мне несказанное удовольствие. Будешь?
– Буду, – кивнула я. – Как мне одеться?
– Без разницы, – он остановил машину у моего дома. – До вечера, Анечка.
Вечером я не без труда нашла служебный вход в памятный мне клуб. Сюда я шла как на решительную битву. Если мужик решился отдать девушку другому «в пользование», значит она ему уже и как сука не очень-то интересна. Наигрался со мной и скоро подцепит другую. Если сейчас не убедить Валеру, что я действительно люблю его, то он окончательно сделает меня своей шлюхой и подстилкой для своих клиентов. Из такого положения выскочить замуж за богатенького не проще, чем будучи валютной проституткой. То есть очень тяжело. Тогда уже проще порвать с Валерой. И тогда все прошедшие страдания псу под хвост. Снова шляться по ночным клубам и презентациям в надежде подцепить богатенького. Нет уж. Вариант с Валерой надо доиграть до конца. Убедить его, что я – та, кто ему нужна. Что другой такой он больше не найдет. Хочет абсолютного подчинения, будет ему подчинение. Через любой позор пройду, но заполучу его… деньги.
Открыл мне один из охранников. Удивленно оглядел меня. На мне была длинная юбка и жакет с длинными рукавами. Явно совсем не та одежда, в которой ходят женщины в этот клуб. Но накрасилась я ярко и броско. Играть, так играть. По крупному.
Когда я назвала себя и Валеру, охранник тут же проводил меня на второй этаж и передал в руки уже знакомой мне распорядительницы. Та тут же отвела меня в какие-то внутренние помещения. Мы прошли до боли знакомым коридором и вскоре оказались в той самой комнатке, где меня насиловал Валера. Я поняла, что мне снова предстоит нечто подобное.
– Раздевайся, – приказала распорядительница.
Я начала стягивать одежду и вскоре стояла перед ней совершенно голая. Из шкафчика в углу комнаты (как я его в первый раз не заметила?) распорядительница достала уже знакомые мне туфли на высоком каблуке. После того как я их надела, она подвела меня к окошечку напротив двери.
– А дальше ты все уже знаешь, – с ухмылкой сказала она.
Я кивнула. Шторки растворились, и я увидела бар с сидящими там несколькими посетителями. Мужики лениво наблюдали, как я просовываю голову в отверстие, как меня фиксируют в нем креплением, и как бармен засовывает мне кляп в рот. Я почувствовала, как кто-то заводит мне руки за спину. Сразу после этого на моих запястьях защелкнулись наручники. Это было нечто новое, что впрочем, не очень обеспокоило меня. По легкому ветерку на своих ягодицах я поняла, что распорядительница вышла и закрыла за собой дверь. Ну, вот и все. Скоро придет Валера и трахнет меня на потеху сидящим в баре мужикам. Никакой фантазии. Все то же. Впрочем, на что не пойдешь ради великой цели.
Однако время шло, а ничего не происходило. Мужики в баре постепенно сменяли друг друга, лениво поглядывая на меня. Бармен занимался своим делом. Стоять в наклонку, да еще со скованными за спиной руками было неудобно. Я начала ерзать и вскоре уже мечтала, лишь бы поскорее началось «это», но закончилось бесполезное стояние с голой задницей в пустой комнате и головой, торчащей из стены бара. Однако моим мечтам никто не внял, и я так и продолжала стоять, все более и более ощущая неудобство своего положения.
Но вот, наконец, ветерок снова обдул мои ягодицы. Кто-то зашел в комнату за моей спиной. Я вся напряглась. Вот оно! Сейчас начнется!
Вошедший долго стоял, ничего не предпринимая. Но вот, наконец, на мою талию легли его руки, а в половые губы уперлось что-то твердое. Я подалась назад, стараясь помочь Валере насадить меня на свой член. Его дружок стал медленно проникать в меня. Я расслабилась и позволила ему войти на всю длину. Странно, но сейчас мне казалось, что вошедшая в меня штука несколько больше обычного. Впрочем, может быть это оттого, что я не возбуждена. Валера тем временем принялся очень медленно и аккуратно орудовать во мне своим членом. Похоже, сегодня он был в «лирическом» настроении. Обычно он брал меня в куда более высоком темпе.
Мужики в баре заметили, что со мной что-то происходит, и оживились. Впрочем, не слишком. Они явно привыкли к более пикантным картинам. Увы, большинство из них все же сейчас смотрело на меня больше, чем в свои стаканы, что меня совсем не радовало. Конечно, это не публичная порка или изнасилование, но когда тебе в лицо во время Этого смотрит столько мужиков, приятно не слишком.
В бар вошел новый посетитель, и я узнала в нем Николая. Он уселся на табурет перед стойкой, прямо напротив меня, заказал пива, подмигнул мне и принялся разглядывать своим насмешливым властным взглядом. На триумф своего дружка посмотреть, наверное, пришел. Пусть смотрит. Мне главное – Валерий. Остальное побоку. А сам Валерий между тем постепенно начал наращивать темп. Вскоре он драл меня уже достаточно резко и жестко, настолько, что я даже начала постанывать через кляп. Это явно доставило удовольствие мужчинам в баре. Послышались первые комментарии: «Похоже, ей нравится», «Наконец-то оживили суку», «Так ей, в пизду».
Николай тоже усмехнулся, отхлебнув из своего стакана. Усилия моего партнера сзади становились все более и более настойчивыми, и вскоре я не выдержала и принялась достаточно громко стонать. И как раз в этот момент в бар вошел… Валера. Когда я увидела его, мои глаза округлились, а рот бы, наверное, открылся, если бы не был занят кляпом. Валерий был здесь, в баре, а не там, в комнате! Тогда кто же трахал меня сейчас сзади?! Валера опять подставил меня! От обиды и отчаяния у меня из груди вырвался глубокий вздох, а из глаз потекли слезы. Валера тем временем разместился на табурете рядом с Николаем, заказал себе пива и подарил мне лучезарную улыбку. Я была готова провалиться под землю от стыда в этот момент. А неизвестный насильник все долбил и долбил меня сзади.
Не знаю, сколько времени это продолжалось, но окончилось как-то внезапно. Насильник просто вытащил из меня член. Я даже не почувствовала, чтобы он кончил. Да и сперма по бедрам в этот раз не потекла. Наверное, этот сукин сын драл меня в презервативе. Я замерла в напряженном ожидании. Секунды убегали одна за другой и вдруг… о-о-о-о, мои ягодицы обжог болезненный удар. Неужели меня еще будут пороть?
– Это ее пороть начали, – громко пояснил собравшимся в баре Валера, увидев, как я дернулась. Мужчины зашумели, обсуждая событие. А на мою многострадальную попу уже обрушивался следующий удар.
Пять чрезвычайно болезненных, заставлявших меня подпрыгивать, приседать и мычать, ударов обрушил на мою задницу неведомый экзекутор, а потом снова все стихло. Я снова напряглась в ожидании новых издевательств, но тут почувствовала, что замок, зажимавший мою шею, открывается. Ощутив свободу, я тут же скользнула внутрь комнаты, готовая увидеть того подлеца, который воспользовался моей беспомощностью, и застыла от изумления. Передо мной стояла Лена, но в каком виде! На ней был кожаный корсет, который совершенно не прикрывал, а лишь поддерживал и приподнимал груди, туфли на высоких каблуках и больше ничего. Вернее это не совсем так. На поясе у нее, на системе хитрых ремешков, был прикреплен огромный искусственный член, на котором еще поблескивали мои жидкости, а в руке у нее был стек, которым наездники хлещут лошадей. От неожиданности я хотела вскрикнуть, но из моего забитого кляпом рта вырвалось лишь мычание. Я стояла перед подругой голая, в одних лишь туфлях на высоком каблуке, со скованными наручниками за спиной руками и кляпом во рту.
– Удивлена? – усмехнулась мне в лицо Лена, отстегивая искусственный член. – Да, хорошо тебя облапошили. Меня-то так не провели. Со мной откровенно говорили… И я на все согласилась. Думаю у тебя здесь такие же планы, как и у меня. С этих козлов можно еще нехило бабок срубить, и через них можно еще кое с кем интересным познакомиться. Второго шанса такого в жизни может и не быть. Но чтобы этого добиться, надо под них лечь во всех смыслах. Я на все готова ради того, чтобы по жизни подняться. Ты – как знаешь. Они тебе просили передать вот что. Ты сама сюда пришла, и они тебе ничем не обязаны. Так что можешь сейчас получить одежду и идти домой. Завтра в фирме у Валеры получишь расчет и свободна. Больше тебя беспокоить не будут. Но если хочешь остаться с ними, ты должна стать их рабыней. Я уже приняла эти условия. Обещали не калечить и не портить внешность. Деньгами обещали регулярно снабжать вдоволь. Сколько мне дают, не скажу, но если согласишься, уже сегодня уйдешь с пятеркой тон баксов. Условие одно – полное подчинение всему, что они скажут. Ну что, согласна? Только не надо целку из себя корчить. Да или нет?
– Му-му-му, – промычала я, давая понять, что не могу ничего сказать, пока рот у меня заткнут кляпом.
– Кляп вынимать из твоего рта я не могу, – покачала головой Лена. – Только если откажешься. Если согласна, просто кивни.
– Уму, уму, – закивала я.
– Ну что же, тогда пошли, – ухмыльнулась Лена.
Она достала из шкафчика ошейник и поводок. Она надела на меня ошейник, пристегнула поводок и потянула меня из комнаты. Вскоре мы вышли в зрительный зал, который при нашем появлении разразился аплодисментами. Я вся покрылась краской стыда от того, в каком виде предстала перед публикой: голая, в туфлях на высоких каблуках, с руками скованными за спиной, с кляпом во рту и в ошейнике, влекомая неизвестно куда за поводок. Впрочем, Лена, одетая тоже не в слишком строгий костюм, кажется, чувствовала себя здесь вполне уверено. Она подвела меня к одному из столиков, за которым, уже развалившись, сидели Николай с Валерой.
– На колени, – коротко приказал Валера, и я тут же выполнила приказание.
– Будешь моей послушной рабыней? – последовал следующий вопрос, и я тут же кивнула.
– Хорошо, – продолжил Валера. – Ленка, освободи ей руки и вынь кляп. Я хочу, чтобы она сделала мне отсос прямо сейчас.
Мои руки были тут же освобождены, а кляп вынут. Валера тем временем уже расстегнул штаны и извлек свой стоящим колом член. Я сгорала от стыда. Мне надо было сделать ЭТО у всех на виду, вот в таком вот виде! Но все мосты были уже сожжены, выхода не оставалось. Я подползла к своему повелителю на коленях, взяла рукой облизнула его член, обхватила губами его головку и принялась за дело. Окружающие будто исчезли. Существовали только я и ОН. Изредка я робко поднимала глаза на своего повелителя и снова покорно опускала их, увидев довольную улыбку на его лице. За моей спиной заиграла музыка. Кажется, на сцене началось какое-то шоу.
Валера кончил вскоре и весьма бурно. Я проглотила все, облизала член и выжидающе посмотрела на него. Он жестом приказал мне сесть на пол рядом с ним. Я подчинилась и только после этого смогла оглядеться. Только теперь я заметила, что рядом с большинством столиков, как и я на коленях, или просто скрестив ноги, сидят голые или полуодетые девушки. У многих, как и у меня, на шее были ошейники с поводками. Лена, в позе сидящей на задних лапах собачки, застыла у ног Николая. На сцене две танцовщицы в латексе изображали что-то на тему садо-мазо. Мне стало ясно, что я попала в какой-то специальный клуб, где собираются люди, задвинутые на подобных отношениях.
– Здесь всегда так, – пояснил мне сверху Валера. Он положил свою пятерню мне на голову и играл моими волосами. – В прошлый раз просто была специальная программа, когда со своими рабынями в зале было сидеть нельзя. Ваше выступление стало просто разминкой.
– Ну что, заполучили все же этих сук? – прогудел, подходя к нашему столику, толстяк, который облапал нас с Леной в прошлый раз.
– Так точно, Василий Михайлович, – улыбнулся Николай. – Суку и шлюху.
– А мне попробовать дадите? – спросил толстяк, беззастенчивая разглядывая нас.
– Ну, как можно вам отказать, Василий Михайлович? – развел руками Николай. – Ну-ка, девочки, встали по стойке смирно.
Я вся похолодела. Неужели меня сейчас вот так вот отдадут постороннему человеку? Преодолев снова накативший стыд, я все же поднялась и опустила руки по швам. Толстяк принялся придирчиво разглядывать нас. Я вся внутренне съежилась. Позорно было не просто стоять вот так, голой перед чужим мужчиной, но еще и чувствовать, что меня выбирают, словно телку на базаре. Я еле удержалась, чтобы не прикрыться и не отвернуться.
– Этой сегодня хватит, – кивнул в мою сторону толстяк. – Возьму черненькую. Что это она у вас без ошейника? Ладно, за ухо отведу.
Он ловко ухватил Лену за ухо и потащил куда-то в сторону. Кажется, он сильно выкрутил моей подруге мочку, потому что та ойкнула, вся скривилась от боли, сжалась и пошла, как-то странно подергивая ногами. Я удивленно посмотрела на Валеру.
– Он из прокураторы, – процедил тот. – Привык на халяву пользоваться, скотина. Но как ему откажешь? Скажи спасибо, что тебя не выбрал. Садись. Дальше смотреть будем, – он смачно шлепнул меня по попке, а когда я снова опустилась на колени, немного поиграл с моим соском.
На сцене уже исполнялся новый номер: девица в красном платье изображала будто ее похитили, и хотят не то изнасиловать, не то съесть два крепких негра.
Мы посмотрели еще пару номеров. Валера сгонял меня в бар за пивом для себя и приятеля. Как я заметила, многие девушки так же ходили за напитками для своих хозяев. Я быстро исполнила приказание и снова заняла свое место у ног Валеры. Однако вскоре Николай заявил:
– Слушай, Валера, не могу я так. Пойдем, посмотрим, что эта жирная скотина с Ленкой делает.
– Пошли, – кивнул Валера. – И ее с собой возьмем. Ей полезно будет.
Он потянул меня за поводок, и я покорно поднялась и зашагала следом за ребятами. Не знаю почему, но идти голой, в ошейнике и на поводке через зал, даже после всего, что случилось, было так же стыдно, как и в прошлый раз.
Мы вместе вышли из зала, прошли в какой-то коридорчик, по которому сновали официанты и обслуга. Николай деловито открыл хорошо замаскированное окно в стене, и я увидела за затемненным стеклом находящуюся за ним комнату. Там на большой кровати была буквально распята Ленка. Она лежала на животе и была все в том же корсете и даже в туфлях, но ее руки и ноги были прикованы наручниками к спинкам кровати. На нее взгромоздился и трахал, колыхаясь всеми многочисленными слоями жира, Василий Михайлович. Лицо Лены было повернуто в нашу сторону, глаза полны слез. Нас она явно не видела.
– Фу, противно, – сморщился Николай. – Вот боров!
– Зато после этого слизняка она тебе с двойным удовольствием давать будет, – возразил Валера.
– Да я ее после этой свиньи сам еще неделю не захочу, – буркнул Николай. – Черт, а я ее еще сегодня ни разу. Не угостишь своей?
– Для друга всегда пожалуйста, – хмыкнул Валера. – Только я бы тоже по второму разу сегодня не прочь.
Он хищно посмотрел на меня, и только тут я сообразила, чем он собирался угощать друга, и снова вспыхнула от стыда.
– Она раком, ты сзади, я в рот, – деловито предложил Николай.
– Идет, – согласился Валера и рукой надавил мне на шею, явно требуя, чтобы я приняла нужную позу прямо в этом коридоре.
– Ребята, не здесь, – жалобно пискнула я, слегка нагнувшись и сопротивляясь давлению.
– Быстро заткнулась и встала раком, – властно рыкнул на меня Валера.
Я мгновенно подчинилась, и уже через считанные секунды во мне работали два члена. Мимо спешили официантки и прочая обслуга. Только теперь я по настоящему поняла, что такое сексуальное рабство.
A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2019