Как я стал садомазохистом. часть 4

A A A
4
Я немного опоздал, и вечеринка уже гудела на всю катушку. Я зашел в незапертую калитку и направился в дом. Перед домом стояли и сидели незнакомые мне, молодые девушки и парни. Я прошел в дом, обе дочки Марины, были в центре огромного зала, на небольшом подиуме, за аппаратурой, они заправляли музыкой и раззадоривали толпу, выкриками в микрофон. Я кивнул в знак приветствия и отправился на поиски Марины. Дома я не знал, кроме кухни и поэтому решил начать с нее. Заглянув на кухню, я уже было хотел уйти, потому что из тех людей, которые там находились, я ни в ком не признал своей знакомой из супермаркета, но тут меня окликнула девушка, которая до этого находилась ко мне задом, и я не узнал в ней Марину. Она была в длинном, пышном, атласном платье, черного цвета, с глубоким декольте. Только сейчас я увидел, что она была обладательница шикарной груди четвертого размера. Платье было настолько открытым спереди, что чашки едва закрывали ореолы сосков. Для ее возраста, грудь была очень упругой, потому что без корсета и бюстгальтера, не висела, а тяжелыми каплями, правильной формы украшало точеную фигуру. На голове была фантастическая прическа, длинные локоны волос, завиваясь тугими пружинками, обрамляли лицо, сзади волосы были собраны заколкой на затылке и из под нее распадались пышным и длинным водопадом, чуть прикрывая плечи. На руках были длинные, сетчатые перчатки, почти до плеч. Что было на ногах я не видел, потому что платье скрывало ноги полностью. Судя, по заметно прибавившей в росте, Марины, по сравнению с тем днем нашего знакомства, она была явно на очень высоких каблуках. Она была просто неотразима, я потерял дар речи, и она первой со мной поздоровалась и заговорила. – «Привет! Отлично, что пришел! Пойдем, я тебя представлю моим друзьям». Она схватила меня за руку и потащила к подиуму в зале. Взяв один микрофон и повернув что то на микшере, приглушила звук музыки, она объявила толпе танцующих, что пришел последний из ожидаемых гостей: - «Прошу любить и жаловать! Мистееееер……. спаситель! И мой друг! Аааалекс!». Толпа зааплодировала и приветственно заулюлюкула. Она снова повернула ручку на микшере, и музыка ударила с новой силой. – «Пойдем, что нибудь съедим и выпьем», сказала Марина и повела меня к огромному столу, богато уставленный различными вкусностями. Посередине стола, стоял огромный чан на специальном постаменте с подогревом, из которого любой желающий мог налить себе горячего глинтвейна. Его, Марина мне и налила огромный бокал. Это было очень к стати, потому что погода испортилась, и было промозгло и сыро. Мы звонко ударились бокалами, и я отхлебнул большой глоток, горячего напитка. По телу сразу же разлилось приятное тепло, а еще через минут пять, у меня приятно зашумело в голове. Я не успел дома поесть, поэтому спиртное, пусть и не очень крепкое, сразу дало в голову. – «Пойдем, я тебе дом покажу, заодно и поговорим, а то тут очень шумно», сказала Марина и потащила меня на второй этаж. Я был не против и с охотой последовал за ней. Дом был огромный и очень хорошо обставленный, это говорило о хорошем достатке хозяев. Мы шли из одной комнаты в другую, задавали интересующие нас друг о друге вопросы и спускаясь по другой лестнице, обратно на первый этаж, кратко знали друг о друге. На вопрос о второй половинке, я сбивчиво рассказал о разных характерах и сменил тему. Все время, что я шел рядом с Мариной, я пытался двигаться как можно плавнее, чтоб пояс верности не задевал о пресс на яйцах. Я боялся, что звон вызовет вопросы у Марины и мне нечего будет ей ответить. Пройдя весь первый этаж, мы подошли к лестнице ведущей вниз. – «Ну, туда мы не пойдем, там ничего интересного нет, всякие хозяйственные комнаты, с оборудованием, для поддержания дома в автономном режиме». Я не настаивал, мне действительно хватило экскурсии, по двум этажам. – «Ты развлекись тут пока без меня, я скоро к тебе присоединюсь, нужно кое, какие дела закончить», сказала Марина и незаметно дала знак своим дочерям, чтоб те присоединялись к ней. Они словно ждали ее знака, и тут же отложив микрофоны и наушники, сошли с подиума. Я сел в огромное кресло у камина и стал смотреть на пламя. В голове шумело, и мысли путались в моем затуманенном сознании. Не заметно для себя, я задремал, не смотря на громкую музыку, а когда очнулся, то в зале осталось шесть человек, это были три пары, которые танцевали медленный танец. Я посмотрел на часы, было 3 часа ночи. Марины и ее дочерей нигде не было. Я встал и пошел их искать, потому что было уже поздно, мне было неудобно, за то, что я заснул, да и пресс на яйцах, сильно саднил, от долгого ношения, и мне не терпелось его снять. Я обошел оба этажа, заглядывал в комнаты, но их нигде не было. Спустился в подвал, прошел по нему. Подвал был открытого типа и пролегал под всем домом. В дальней стене я увидел дверь, дернул ее, но она была заперта. Я подумал, что это выход в гараж, или еще какое подсобное помещение, и вряд ли они в своих нарядах полезли бы сюда в такой поздний час. Я поднялся обратно в дом и вышел на улицу. Во дворе не было ни души, было очень тихо и безветренно, лишь негромкая музыка лилась из комнаты, где по-прежнему танцевали три пары. Я глубоко вздохнул и решил прогуляться вокруг дома. Я медленно шел, наслаждаясь свежим, прохладным, осенним воздухом. Я опять задумался о своей новой знакомой, что не будь у меня печального опыта с моей бывшей женой, я обязательно приударил бы за ней, и не раздумывая женился бы на ней, если бы она дала свое согласие. Голова и здравый смысл заканчивались, как только я ее видел, все меркло перед ее красотой. Но вспоминая свои терзания, когда я жил с женой и она отвергла всякий намек на БДСМ отношения между нами, я будто бы отрезвлялся и понимал, что с Мариной, будь она трижды красивее, все равно будет то же самое, потому что обычные отношения и классический секс меня уже не интересовали. Моя извращенная тяга к БДСМ и все что с ним связано, рано или поздно вырвется наружу.

Я услышал негромкие голоса сзади двора и узнал среди них, голос Марины, только интонация была мне не знакомой. Она всегда разговаривала с улыбкой, и ее голос приятно обволакивал тебя, лаская слух. Я поспешил на голоса и выйдя из за угла дома, застыл, как вкопанный. На заднем дворе, передо мной предстала картина, которая могла присниться мне только во сне. Две дочери и сама Марина, стоявшая между ними, склонились над абсолютно обнаженным мужчиной, стоявшего перед ними на коленях, с кожаным мешком на голове, с прорезями для глаз и рта. Я замер, в десяти метрах от них и не знал, как себя вести в этой ситуации. Они были очень увлечены действием, что не услышали меня. Любопытство, не давало мне пошевелиться, я решил наблюдать, пока не раскрывая своего присутствия. – «Это так ты выполняешь свои обязанности?!», сердито и холодно, пытаясь говорить по тише, чтоб не нарушать ночной тишины, прошипела Марина. – «Ты забыл о своем подписанном договоре?!», подхватила одна из дочерей. Они были очень похожи друг на друга, и я еще не различал их. Мужчина склонил голову и не говорил ни слова. В моей голове, как буд то произошел, маленький ядерный взрыв. Я не верил своему счастью, точнее возможному счастью, счастью обрести реальную Госпожу, даже три Госпожи сразу. От этой мысли и от увиденного, мой член начал набухать и скоро пытался сломать металлические путы, сдерживающие его.
- «Прошу отпустить меня на совсем и забыть о нашем контракте, я готов заплатить за свою свободу, сколько скажете. Я не думал, что вы настолько строги к своим рабам, я не готов на подобные отношения», мямлил мужчина. – «Для чего тогда ты морочил нам голову, когда подписывал контракт!? Ты читал его!? Там все подробно прописано, к тому же у тебя был выбор, указать любые пять пунктов табу!!! Ты ничего не указал, про пытки холодом, а в графе публичность поставил «5» из пяти, т. е. тебе нравится, чтоб тебя демонстрировали, а про климат ты забыл!!!? Ты думал, что тебя только летом будут водить голым по улице!?», шипела еще больше Марина. – «Спрашиваю тебя в последний раз, ты готов остаток ночи простоять прикованным к «вратам Ада», после чего, ты будешь подвергнут наказанию в комнате «рабских наслаждений»!?». – «Если нет, то ты уйдешь отсюда голым и прямо сейчас!», практически шепотом сказала это Марина, нагнувшись и схватив мужчину за подбородок и притянув его голову к себе, заглядывая в прорези для глаз. – «Деньги твои нам не нужны, мы не продажные девки с дороги, ты уверял, что жить не можешь без служения и ублажения Госпоже!», продолжала отчитывать раба, уже другая дочь Марины. – «И так, твой ответ, раб»….. – « Да и мы, забываем об этом разговоре, даже не будем тебя наказывать, больше чем запланировали заранее», голос был ровным и впервые был тем голосом, который я знал. – «Ну, а если неееет, то ты встаешь и уматываешь как есть», голос опять стал холодным и строгим, а рука сделал жест, указывающий в сторону ворот. Мужчина, все так же не поднимая головы поднялся на ноги, снял с себя кожаный мешок и с виноваты видом, отдал его одной из дочерей. – «Прошу простить меня, но можно мне хотя бы что-нибудь из моей одежды?», конючил, как оказалось довольно симпатичный молодой человек. Но похоже, эту троицу, он уже не интересовал и они разговаривали, обсуждая произошедшее между собой. – «Чтоб я, еще раз связалась с юнцом….. , да никогда в жизни!», жаловалась Марина, своим дочерям. Они одобрительно кивали и провожали надменным взглядом, собирающегося уходить, теперь уже бывшего раба.
У меня было несколько секунд на раздумье, и выбор: скрыться за углом дома, и сделать вид, что я ничего не видел, или обнаруживать себя. Пока мысли собирались, для принятия решения, я неожиданно для себя быстро обошел их, встал на колени и произнес, сам не ожидав от себя, такой решительности: - «Я могу заменить Вам этого раба, и буду выполнять все, что Вы пожелаете, прошу дать мне шанс». Воцарилась тишина, даже раб остановился. Казалось, это длится вечно, у всех на лицах читалось удивление и шок, от моего поступка. Первой из оцепенения вышла, одна из дочерей: - «Пошел вон отсюда!!!», заорала она. Меня обдало пОтом, но по направлению головы, я понял, что это было сказано уходящему молодому человеку. Он засеменил ногами и ушел с моих глаз. – «Иди, проследи, чтоб эта тряпка ушла за пределы поселка и возвращайся назад, мы тебя подождем, ночь становится все интересней», сказала Марина, своей дочке.

Проводив взглядом свою дочь, Марина повернулась ко мне. На ее лице была лукавая чуть заметная улыбка. Она сложила руки за спиной, и сделала пару неспешных шагов в мою сторону, покачивая головой, как бы обдумывая свои следующие действия. Ее вторая дочь, стояла и внимательно следила за своей матерью, пытаясь угадать ее действия. Я то же был весь в ожидании и от промедления Марины, мое тело начало дрожать мелкой дрожью, от нервного напряжения. Она подошла ко мне в плотную, нагнулась и подхватив меня под руку произнесла: - «Вставай, пойдем в дом, а то тут становится холодно. Все что здесь произошло, нужно обсудить, я такие вещи с горяча, не решаю». Я поднялся, и мы пошли в дом.
В доме было тихо и пусто, последние парочки ушли или разошлись по спальням и в зале стоял полумрак от подсветки потолка. Мы сели напротив камина. Я устроился на низком пуфе, а Марина с дочкой в креслах, напротив меня. Несколько секунд, Марина пристально вглядывалась в мои глаза, как будто пытаясь прочесть в них, что у меня в голове. Дочка переводила взгляд, то на меня, то на Марину. – «Оксана, отправляйся к себе в комнату, уже поздно, а нам с Алексом, нужно кое что обсудить». Оксана без разговоров встала и удалилась, пожелав нам спокойной ночи.
Дождавшись, пока дочь удалится, Марина начала разговор: - «Как долго ты наблюдал на сцену, на заднем дворе? Что ты успел увидеть?». – «Я пришел в тот момент, когда ты начала кричать на молодого человека и задавать вопросы». – «Ок,, значит под самую развязку». – «Как давно ты в теме? Опыт общения есть?». – «В теме, чуть ли не с детства, но осознанно, со школы, реальных встреч с Госпожой не было, подчиняюсь одной Госпоже из Германии по интернету». – «Ясно, интернет и реальное служение, это очень разные вещи. Одного виртуальщика, ты сегодня видел». Марина рассмеялась, закатив глаза и закинув голову назад. – «Вообще, у меня на счет тебя были другие планы, но похоже их можно немного изменить», с задумчивостью произнесла Марина. – «А как ты и твои дочки…. », я замялся, раздумывая над продолжением, но Марина поняла суть моего вопроса и перебила. – «19 лет назад, я была веселой и доверчивой девчонкой. Влюбилась в одноклассника и через год родились мои малышки. Мы поженились, но семейная жизнь ему быстро надоела. Он начал выпивать и не ночевать дома. Когда девочкам было по три года, он стал пить каждый день, начались побои. Я не стала это долго терпеть и ушла от него. Мы развелись и больше я его не видела. В тот момент я для себя решила, что в моей жизни не будет больше мужчин в качестве мужа или сожителя. Начитавшись форумов, я наткнулась на форум с БДСМ тематикой, тема доминирования, мне очень понравилась и я как пылесос, начала отовсюду собирать информацию. У меня было очень много ухажеров, но им нужно было лишь одного, затащить меня в постель. Я то же живой человек и мне очень не хватало сексуального общения, но позволить мужчине вновь удовлетворить свою похоть, а потом вытереть об меня ноги, я была не согласна. Поэтому решила, что удовольствие от общения со мной, они будут получать, лишь вначале удовлетворив меня. Дальше, больше. Я начала искать в интернете, мужчин-нижних, которым нравилось подчиняться женщинам и терпеть от них унижение и физические воздействия. Я становилась жестче и жестче, роль Госпожи, для меня теперь была не просто роль, а стиль жизни. Недостатка в желающих, подставить себя под мои унижения, избиения хлыстами и плетками, пытки, было более чем достаточно, но все-таки, мне хотелось обрести верного человека, под стать себе. Когда я встретила тебя, в супермаркете, то обратила внимание на твое галантное поведение и подумала: «А почему бы и нет?». Сегодня, я хотела это как раз с тобой обсудить, но ты немного устал и задремал в кресле, когда я вернулась, а потом случилось, то что случилось. Что касается моих дочек, то когда меня избивал мой бывший муж, дочки были в соседней комнате и все слышали, а может и видели. Взрослея, у них складывались трудные отношения с мальчиками и в итоге они приняли мой путь, не без моей помощи конечно. У нас с ними, состоялся откровенный разговор, когда им исполнилось по 16 лет. А когда им стало по 18, то я не скрывала своих отношений с мужчинами-нижними, которых много перебывало в нашем доме. Для них есть специальная комната, в подвале. Там они оставались, если одним днем не заканчивались наши встречи. Потом у меня родилась идея, найти постоянного раба, для всех нас троих. Поиски велись очень интенсивно и, как говорится с пристрастием. Выбор, после всех тестов, анкет и проверок, пал на того паренька, что ты видел сегодня. Продержался он всего неделю и как ты понял, не выдержал». Марина замолчала на минуту, а потом продолжила: - «Что касается тебя. Я думала, что ты мог бы стать моей половинкой, со временем мы могли бы узаконить наши отношения. Почему то ты мне показался очень положительным. Я постепенно бы ввела тебя в тему, и ты наравне со мной и моими дочками стал бы Господином. Мы подыскали бы тебе рабыню, если бы ты захотел. Но теперь, у меня другой план на счет тебя. Его я оглашу завтра, а сейчас иди спать». Она провела мне своей ладонью по щеке и наклонившись, легко поцеловала в губы. Подмигнув мне одним глазом, пошла на второй этаж в свою комнату.

Утро, а точнее сказать день был солнечным. Я посмотрел на часы, было 12 часов по полудню. Я встал и одевшись спустился в зал, где вчера была вечеринка, и где вчера был наш разговор с Мариной. Пресс с яиц, я снял вчера ночью перед сном и оставил его лежать в спальне. Последствия вечеринки, были, кем то старательно убраны и зал сиял, как новенький. Я прошел на кухню, где уже сидели Марина со своими дочками. Я поприветствовал их и присел, на накрытое уже для меня место за столом. Обе дочки с интересом разглядывали меня. Выждав немного, Марина начала говорить: - «Итак, вчера все видели, что произошло, после того, как нас покинул молодой человек, претендовавший на роль постоянного раба. Я, отступаю от правил и принимаю предложение Александра, стать нашим рабом, на постоянной основе, без предварительных проверок и тестов. Тебе Алекс, всего лишь придется заполнить анкету и пройти ритуал посвящения в рабы. Сейчас ты позавтракаешь и приступишь к заполнению анкеты, а вечером, мы проведем ритуал посвящения.
Анкета была огромной, там было очень много пунктов и подпунктов. Были рассмотрены все возможные ситуации. Практически везде, я поставил «5», т. е. согласен на все 100%. Лишь тем касательно туалетных игр, я проставил «1», т. е. согласен, если это жизненно необходимо Госпоже. Закончив с анкетой, я передал ее Марине. Она позвала своих дочерей, и они уселись разбирать ее. На это им потребовался один час. С широкой улыбкой на лице, Марина пришла ко мне, с еще какими-то бумагами в руках. – «Судя по ответам, из тебя отличный раб получится, надеюсь это так, и будет, но это еще не все. Я говорила, про особый план на твой счет. Так вот, возьми и прочитай этот контракт, он уже заверен юридически, и если тебя все устроит, то тебе надо всего лишь поставить подпись рядом с моей». Я взял документ и прочитал заголовок: «Брачный договор». У меня отвисла челюсть и скорее всего глаза были как два блюдца. Потому что Марина спросила: - «Ты что, против? Если мы не подпишем брачный договор, то я не смогу в полной мере владеть и управлять тобой. Скажу честно, ты мне очень нравишься, а может и больше, и я не хочу тебя терять». Эти слова, еще больше удивили мня. Марина продолжила: - «По твоему виду, еще тогда в супермаркете, я заметила, что моя внешность, не оставили тебя равнодушным, думаю, дальше это только усилиться, поэтому, я решила не тянуть время, а как говорится: «Взять быка за рога»». Я счел это очень разумным, с ее стороны. – «Я согласен, я могу подписать контракт, не читая». – «Нет! Ты должен обязательно его прочитать, я не хочу потом быть виноватой». Я согласился и пошел читать. Контракт бы самым стандартным, но был один пункт, который вплотную переплетался с темой БДСМ и нашими отношениями. Если пересказать его кратко, то Марина получала права на владение и распоряжение мной, на свое усмотрение, и что в случае отказа меня выполнять ее требования или в случае моего ухода от нее, все мое имущество, передавалось ей, а так же назначался штраф в размере 1 миллиона долларов. Этот пункт меня немного шокировал, но здраво мыслить я уже не мог, так хотелось, наконец, то осуществить свою давнюю мечту. Я дочитал контракт до конца и решительно поставил свою подпись. Я нашел Марину и предал ей подписанный контракт. Увидев мою подпись на последней странице, она улыбнулась мне. – «Можешь немного отдохнуть, церемонию посвящения, мы начнем в 21-00». Я прилег в отведенной мне спальне и задремал. Разбудил меня голос Марины: - «Пора просыпаться, для вступления в новую жизнь!», сказав это, она легонько хлопнула меня длинным стеком по одеялу. Я поднял глаза, и возбуждение захлестнула меня. Марина стояла в латексном костюме черного цвета. Облегающие лосины, выделяли ее точеные, длинные ноги. Верх был сильно декольтирован и практически полностью открывал ее большие красивые груди. На шее, был широкий кожаный браслет. Волосы были распущены. – «Сходи в туалет, прими душ и надев эту накидку, она указала на длинный плащ висевший на вешалке, спускайся, мы тебя будем ждать внизу». Как во сне, я принимал душ, и руки не слушались меня, волнение и возбуждение зашкаливало. Я надел плащ на голое тело, он представлял собой накидку на плечи, до пола, без единой пуговицы, была лишь завязка сверху, и спустился на первый этаж. Три прекраснейших девы, ждали меня на большом диване. Дочки были одеты так же, как и Марина, но только во всем белом. Увидев меня, они встали и подошли ко мне. – « У тебя есть последний шанс все прекратить и уйти. После того, как мы войдем на задний двор, обратного пути не будет», сказала ровным строгим голосом Марина. – « Я готов», ответил я. Наша процессия двинулась на улицу. Было темно и немного прохладно. Мы подошли к тому месту, где вчерашней ночью, я наблюдал картину изгнания молодого раба, за неповиновение. Марина с дочками встали на те же места, что и вчера, я встал на место, где стоял вчера на коленях молодой человек. – «Встань на колени Алекс!», скомандовала Марина. Я подчинился и опустился на колени. Марина открыла книгу и произнесла: - «Сейчас я буду читать клятву раба, на верность нам своим Госпожам, а ты будешь повторять за мной». Она начала читать клятву, я слово в слово, повторял за ней. – «Отлично», сказала Марина, - «Первая часть клятвы прочитана, теперь второй этап. Раздевайся! Оксана, забери накидку и приготовь необходимые атрибуты, для раба». Оксана подошла и я, развязав верх накидки, снял ее, и отдал Оксане. Я остался стоять абсолютно голый, перед практически, мало мне знакомыми женщинами, две из которых были младше меня, почти на десять лет. Я почувствовал, как мое лицо залило краской. – «Ну что ты так застеснялся, привыкнешь, ты теперь часто будешь в таком виде перед нами», сказала Марина. – «А это еще что за вещица у тебя на члене?», спросила Марина, указывая на пояс верности. – «Это я получил в дар, от Госпожи из Германии, ключи от него, она обещала прислать к Новому году», ответил я. – «Ждать до Нового года мы не можем, Эльвира, подбери отмычки для этого замка и сними его». Я удивился ловкости, с которой Эльвира открыла замок, и пояс верности был снят с меня. – «Давайте продолжим посвящение», продолжила Марина. Она начала опять читать из книги, а я повторять за ней, только теперь между чтением, Оксана производила некоторые манипуляции. Она принесла металлический тяжелый ошейник, наручники, на руки и ноги, как в древности, они были огромными и тяжелыми. Все это она надела на меня, соединив все между собой толстой цепью и закрыв на огромный замок. Дочитав и закрыв книгу, она произнесла: - «Отныне и навсегда, ты переходишь в нашу собственность. У тебя больше нет своих желаний и потребностей. С этого момента, ты будешь обращаться ко мне: «Моя Госпожа», к Оксане и Эльвире: «Госпожа Оксана» и «Госпожа Эльвира». Тебе все ясно?». – «Да моя Госпожа», ответил я. – «Отлично! Теперь кратко расскажу о том, чего не было в контракте и анкете. Ты будешь постоянно жить в нашем доме, в подвале есть рабская комната. Иногда, на усмотрение твоих Госпожей, ты будешь ночевать в их спальне. Работать ты больше не будешь, тебе и без того хватит дел тут. Твоя неделя будет разбита на три части. Первая: «рутина», с понедельника по пятницу, ты в основном будешь занят работой по дому, но это не означает, что мы не будем использовать тебя для своих утех Вторая: «отчетная», суббота, тебя будут пороть, вне зависимости провинился ты или нет. Третья: «Игровая», воскресенье, твое тело будут использовать для развлечений, пыток, экспериментов, в общем, все, что захочется нам. – «На этом церемония окончена, пройдемте в дом, мы покажем тебе твою комнату».

Мы пошли в дом. Честно сказать я уже изрядно замерз и покрылся крупными мурашками, от холода член съежился и стал белым, как мел. В доме было тепло, в камине потрескивали дрова, играла приглушенная медленная музыка. Мы не останавливаясь, спустились в подвал. Марина подошла к двери и открыла ее ключом. За ней оказалась еще одна дверь, она была металлической и массивной. Запиралась она на огромный засов. Марина с громким лязгом открыла засов и толкнула дверь. Мы вошли в комнату, которая должна была стать моим домом. Слева, у стены стояла кованая кровать, изголовьем к стене. Из стены и потолка торчали массивные металлические кольца. По краям кровати, в полу, были такие же кольца. Справа от кровати, по той же стене, был душ, вода от него стекала прямо в отверстие в полу. Слева от кровати, стоял унитаз, ни дверей, ни ширмы не было. Возле противоположной стены стояла клетка, она была длиной, приблизительно 120 см и высотой 30 см. Точно такая же висела под потолком. Был еще металлический шкаф, запертый на большой амбарный замок. Это были все предметы в комнате. Из этой комнаты, была еще одна дверь, точна такая же, в которую мы вошли. – «Это твои апартаменты, все время, если ты не занят работой или ты не находишься с кем-нибудь из нас, ты будешь проводить здесь», сказала Марина. – «Укладывать тебя спать, буду всегда я сама, за исключением тех случаев, когда меня не будет дома». – «У тебя есть пять минут на вечерний туалет», после этих слов, дочери вышли, а Марина осталась ждать в комнате. Я подошел к унитазу и посмотрел на Марину, она не отводила взгляда. Мне ничего не оставалось, как писать при ней. Я ни как не мог сосредоточиться, и моча ни как не шла, хотя я очень сильно хотел в туалет. – «Тебе помочь?», спросила Марина. – «Еще секунду, Госпожа, пожалуйста», попросил я. Прошла еще минута, но я никак не мог выдавить ни капли. – «Или ты ложишься спасть, так и не сходив в туалет, до утра или я тебе помогу!», уже строго сказала Марина. – «Да, моя Госпожа, помогите мне», покорно сказал я, потому что до утра вытерпеть бы не мог. Марина подошла к металлическому шкафу и открыла его, достала от туда катетер и подошла ко мне. – «Сесть! Ноги раздвинуть!», командовала мне Марина. Я быстро выполнял ее команды. Она вынула катетер из упаковки, и взяв меня за член, ловко вставила катетер в уретру. Не особо церемонясь, она быстро вставила катетер в член и немного надавив, вошла им в мочевой пузырь. Тут же полилась моча, и я почувствовал облегчение. – «Спасибо моя Госпожа», поблагодарил я. Она вынула катетер, и я прошел к душу. У душа был всего один вентиль, и лилась только холодная вода. Мне ничего не оставалось, как в стать под струи ледяной воды. Полотенца не было, и я мокрый подошел к кровати. Из кольца в стене, Мариной уже была протянута толстая цепь. Она сняла с меня тяжелые наручники с ног и рук, а так же с шеи, и заменила их на кожаные, с вставленными в них металлическими кольцами. – «Ложись, руки мне дай!». Я протянул руки, и Марина их сцепила с кольцом на ошейнике, и ту да же прицепила цепь от кольца. – «Ноги выпрями!». Я лег, вытянув ноги. Марина протянула цепи к кольцам ног, от колец в полу, и натянув зафиксировала. Я лежал с распятыми ногами и скованными руками. Повернуться или почесаться было невозможно. – «Сегодня ты будешь спать так и без одеяла, более того, я выставлю температуру в комнате 15 градусов, она здесь регулируется от – 30 до +50. Так что этот день и ночь тебе запомнится надолго», с этими словами Марина подошла к регулятору на стене и повернула его. Открыла дверь и на выходе пожелала мне сладких снов. Дверь закрылась, и лязгнул засов. Потом свет погас, и я оказался в абсолютной темноте. Температура в комнате начала понижаться и меня начало немного трясти от того что я лежал голый и мокрый после душа. От дрожания тела, цепи, удерживающие меня, позвякивали. Несмотря на холод, я обнаружил, что мне это очень нравилось, моя беспомощность. Член начал подыматься. В конце концов, я обсох, но дрожь не прекращалась, уснуть в таких условиях было нереально. Я лежал и смотрел в темноту. Счет времени я потерял. В голове вдруг пронеслось: «а как же моя виртуальная Госпожа? Надо ей хотя бы написать, что я больше не ее раб и наши отношения прекращаются». Я решил, что завтра спрошу разрешения на это. Я так и не уснул этой ночью. Свет зажегся, и я услышал лязг дверного засова. В комнату зашла одна из дочерей Марины, я по прежнему не различал их. Она молча отстегнула меня и освободила руки. – «У тебя минута на туалет, пошевеливайся!». Она то же стояла и смотрела на меня, не отворачиваясь. – «Давай живее!», закричала она. От ее крика, я даже вздрогнул, я впервые услышал гневный голос одной из дочерей, это было так возбуждающе. Член, как обычно с утра стоял колом и сходить в туалет было проблематично. Я подошел к унитазу и попытался выдавить из себя скопившуюся за ночь жидкость, но все было бесполезно.

Я услышал, как быстро застучали каблучки по бетонному полу комнаты, и тут же меня за стоячий член схватила рука дочки, а другой она быстро затолкала катетер. От того что член стоял, и от резких действий, по проталкиванию катетера, было очень больно, но я терпел и не издал ни звука. Быстро опорожнив мой мочевой пузырь, она буквально выдернула катетер из меня и скомандовала: - «Быстро в душ, мы уже и так много времени потеряли!». Я быстро обмылся и почистил зубы, гадая, что со мной собираются делать эти дамы, я ведь совсем не знаю их пристрастий. Я вышел из душа и подошел к Госпоже. Она быстро зацепила карабин с цепочкой на моем ошейнике и потянула меня наверх. Мы поднялись на второй этаж и отцепив меня от цепочки, втолкнула в спальню своей матери. – «Доброе утро моя Госпожа», поздоровался я. – «Тебе разве разрешали говорить!?», крикнула на меня Марина. – «Подойди ко мне!», приказала Марина. Я подошел к кровати. Марина лежала на спине, укрывшись одеялом. – «Почему так долго ты шел сюда?! Опять проблемы с туалетом? Я тебе на постоянную основу катетер вставлю!». Я опустил голову и молчал. – «Отнеси меня в туалет!». Я с огромной радостью нагнулся, чтоб взять Марину на руки. Она откинула одеяло. Под одеялом она была полностью голая. Я впервые увидел ее фигуру без закрывающей одежды. Она была совершенной. Я замер разглядывая ее. – «Что застыл? Нравлюсь? А ты мог бы иметь меня ежедневно, как захотел бы, а я бы еще и минеты тебе делала, но ты сделал свой выбор. Поэтому быстрее отнеси меня в туалет!». Я на мгновение пожалел, что стал рабом, а не любовником, этой прекрасной женщины, но положение раба, у ног этого совершенного создания, было теперь смыслом моей всей жизни. Я подхватил ее на руки и отнес в туалет. Поставив ее на ноги, я замер в ожидании приказа. – «Выйди и жди за дверью на коленях». Я вышел и опустился на колени. Марина провела в туалете, где то с полчаса. Она окрикнула меня и я вошел. Она лежала в пенной ванной. – «Кто тебе разрешал подняться с колен или ты не стоял на них?!», закричала Марина. Я быстро опустился на колени и ожидал от моей Госпожи дальнейших указаний. – И чего ты теперь то встал на колени?! Иди и подай мне полотенце!». Я подал Марине большое мягкое полотенце. Она встала из ванной, взяла у меня полотенце, но помедлив, вернула его мне со словами: - «Я передумала, сам меня вытрешь». Я взял полотенце и неуверенными движениями, стал делать промакивающте движения. – «Смелее Алекс, я не стеклянная, не рассыплюсь». От прикосновений к телу Марины, мой член восстал. Марина это заметила и ударив сверху по нему ладошкой, шутливо сказала: - «А ему вставать, тоже не разрешали», и рассмеялась. – «Ну все, хватит, неси меня обратно в кровать». Я нежно подхватил ее на руки и отнес в кровать. Она легла на спину, не укрываясь, и согнула ноги в коленях, разведя их в сторону. – «Иди сюда и доставь мне удовольствие!». Я опустился на кровать и склонился над самым сокровенным цветком, что я видел когда либо. Лоно моей Госпожи, было гладким, без единого волоска. От него очень соблазнительно пахло и я начал аккуратно ласкать мягкие теплые губы, щекотать языком клитор, нежно всасывать губки в себя. Марины запрокинула голову и сладостно застонала. По мере нарастания ее возбуждения, она стонала громче и начала двигать бедрами мне навстречу. Не прошло и трех минут, как она напряглась, выгнула спину, стоны перешли в гортанные крики. Ее тело сотрясал сильнейший оргазм. В момент, когда ее тело задрожало в оргазменных конвульсиях, у нее в руке откуда то появился короткий тонкий хлыст, которым она стала стегать меня вдоль спины, доставая до ягодиц. Удары сыпались частые и сильные, я терпел, стараясь не останавливаться. – «Все, хватит, сядь рядом с кроватью», тяжело дыша, сказала Марина. Я сел рядом, и в отражении зеркала, увидел свою спину и задницу. Они были в широких вздувшихся рубцах. – «Не плохо для первого раза», похвалила меня Марина. – «Ступай к Оксане и скажи, что ты освободился, она знает, что делать дальше». Я вышел из спальни и пошел в спальню Оксаны. Я постучал и услышав приглашение войти, открыл дверь. – «А это ты, зайди. До завтрака есть полчаса, пойдем я поставлю тебя на проветривание». Ее слова заставили меня задуматься, что бы это означало, но долго гадать не пришлось. Оксана застегнув на моем ошейнике цепочку, повела на первый этаж. Спустившись, мы направились к выходу, Оксана накинула на себя жилетку из меха, открыла дверь и мы вышли во двор. Утро было морозным, на траве лежал иней. Я, съежившись от холода, семенил на мысочках за своей Госпожой. Мы зашли на задний двор, и подошли к арке, высотой метра два с половиной и шириной метра три. Оксана поставила меня во внутрь арки и приказала поднять руки. Я послушно поднял руки, а Оксана прицепила кольца на моих браслетах, к кольцам арки, с помощью веревок, пропущенных через блоки роликов. Взяв за свободные концы, она натянула веревки и зафиксировала, в таком положении, что я касался земли, только кончиками пальцев. – «Хорошо погулять», с усмешкой сказала Оксана и уходя, хлопнула ладонью меня по заднице. Я остался стоять, абсолютно голый, распятый во «Вратах Ада». Это название, я начал понимать, уже через пять минут. От утреннего мороза, у меня зуб на зуб не попадал, а мне было объявлено целых тридцать минут. Еще через минут пять или десять, я уже не чувствовал ни рук ни ног. Когда появилась Марина, моя голова свисала подбородком на грудь, я был измотан холодом. Она подошла и подняла мою голову за подбородок. – «Ничего страшного, скоро тебе будет и два часа на морозе мало». – «Через десять минут тебя снимут», сказав это, она ушла. Через десять минут пришли сестры и отстегнули меня от арки. С собой они принесли просторные валенки и поставили их мне. Я с удовольствием в них влез и пошел за ними. Мы не пошли в дом, а направились, в рядом стоявший домик. Эта была баня, она уже была растоплена, и меня затолкали в парилку. Я быстро согрелся, выйдя из парилки, меня ждал накрытый стол с чаем и медом. За столом сидела Марина. – «Присаживайся, пей чай, согревайся, не хватало еще заболеть».

Закончив с чаем, Марина скомандовала: - «Так, закончил чаепитие, отправляйся в дом. Тебя ждут Оксана с Эльвирой, они дадут тебе работу на сегодня». Я покорно встал и пошел в дом. В зале, на креслах возле камина сидели дочки Марины. Увидев меня, они взмахом руки, показали, чтоб я встал перед ними на колени. Я повиновался. Было немного не посебе, от того что я, старше их и стою на коленях, абсолютно голый, если не считать браслетов и ошейника. Они перечислил всю работу, которую я должен был выполнить за сегодня. Это была обычная работа по дому и двору. Для работы, мне выдали спец одежду. Фартук, перчатки и резиновые сапоги. Перчатки и сапоги, я одел когда пошел во двор, а в фартуке, одетым на голое тело и практически не прикрывавшим меня, я работал дома и потом на улице. Мои ягодицы были не прикрыты и по ним изредка хлестали мои Госпожи, если они считали, что я не совсем хорошо или быстро, что то делаю. У каждой был излюбленный инструмент, для воспитания. Оксана, била обычной розгой. Эльвира длинным тоненьким стеком, а Марина била больнее всех, она использовала хлыст, и управлялась с ним очень ловко. Удар наносился самым кончиком, получалось очень хлестко и ощутимо больно. К концу дня, моя задница была вся в ссадинах и полосах, кое где были кровоподтеки. Не скажу, что я устал, но с непривычки, во всем теле чувствовалась тяжесть. Вечером, все собрались в зале, чтоб подвести итоги первого дня моего служения. Все расселись вокруг камина, я встал в центре. Оказалось, что ко мне очень много претензий. Вердикт был вынесен единогласно: предстоящую ночь, я проведу в клетке, пока что в горизонтальной. С меня сняли фартук и повели в подвал. Открыли дверь, завели в комнату и приказали принять душ. Вытереться опять не дали, мокрым подвели к горизонтально лежащей клетке. Открыли ее и приказали ложиться. Я залез в нее. Лежать на толстых металлических прутьях, было очень больно, к тому же ноги пришлось согнуть почти под 90 градусов. Руки сковали между собой и подцепили к ошейнику. Клетку заперли. Я с трудом мог повернуться на другой бок, было тесно и очень неудобно. Дверь закрылась и через секунду свет погас. От усталости, я не заметил, как уснул. Спал я крепко и проснулся от несильного удара током по пяткам. Марина сегодня сама пришла будить меня, и в руках у нее было погоняло для коров, с оголенными контактами на конце. Клетка была уже открыта и мне было приказано вылезти из нее. Руки отцепили от ошейника и приказали принять душ. Я съежившись, стоял по ледяными струями воды. Выйдя из душа, меня на цепи повели наверх, далее на улицу. Утро выдалось морозным, вода в стоках покрылась ледяной коркой, на траве был иней. От моего тела шел пар. Меня, не смотря на ощутимый мороз, снова приковали к «вратам Ада». Я начал мелко дрожать и не выдержав, обратился к Марине: - «Прошу прощения, моя Госпожа, мне очень холодно, я боюсь, что не выдержу». На мое удивление, Марина очень спокойно отреагировала, на мое обращение. Она провела рукой по моей щеке и сказала: - «Хорошо, я тебе помогу не замерзнуть» и ушла в сторону дома. Вместо нее, через минуту появились ее дочки, они были одеты в короткие платья, черного цвета, из плотной ткани, с высоким воротом стоечкой и в длинные ботфорты. Они подошли ко мне с двух сторон и с усмешкой спросили: - «Ну, кому тут нужно согреться?». С этими словами, они непонятно откуда достали по своему любимому, ударному девайсу и начали беспорядочно наносить удары по моему дрожащему телу. Честно сказать, я действительно стал согреваться, от ударов я пытался увернуться, насколько позволяли оковы, да и удары были сильными и разогрели меня. Не знаю сколько они нанесли по мне ударов, не успевал считать, очень быстро сыпались они. Насытившись моим телом, они помахали мне руками, и пошли в дом, сказав: - «То время, что ты провел, пока мы тебя пороли, не засчитывается, поэтому отцепят тебя ровно через полчаса. Не волнуйся, время нахождения человеческого тела в обнаженном, неподвижном состоянии при подобной температуре нами согласовано с одним, очень хорошим доктором. У нас на каждую температуру, есть определенный промежуток времени». Полчаса, длились целую вечность. Мои конечности свело и я практически их не чувствовал. Наконец то в мою сторону шли сестры, уже переодевшись из черных платьев, в длинные пушистые халаты в пол. – «Ты тут живой еще?», со смешком спросили они. – «Ну если так, то вот тебе немного перчинки», проговорила одна из сестер и они одновременно, достали из карманов пуливезаторы, наполненные водой, и направив на меня, стали обильно поливать меня из них. От этого у меня перехватило дыхание, я задрожал еще сильнее. Насладившись моими мучениями, они отстегнули меня, и мы опять зашли в баню, только она была не растоплена. Я оглянулся и наверняка в моих глазах они прочитали вопрос и удивление, потому что они на это ответили: - «Что, ожидал опять парилку и чай? Нет, сегодня мы будем парить тебя без пара и горячей парилки. Ложись на лавку и опусти руки вниз». Я лег и они привязали мои руки к лвке, ноги тоже были привязаны. Поясницу и бедра они притянули ремнями. Я подумал, «зачем так меня фиксировать?». Понял я это, когда они начали порку. Били они со всей силы и постоянно сменяли друг друга. Били они тонким длинным прутиком, он со свистом рассекал воздух и потом уже мою кожу. Они сделали по три подхода, после облили меня ледяной водой и сменив прутик на плетку с узелками на концах, принялись пороть дальше. Сделав еще по три подхода, они выдохнули и спросили: - «Готов к последнему испытанию?», и не дождавшись ответа, сыпанули мне на только что исполосованную задницу соли. От дикой боли, я дернулся изо всех сил, так, что лавка, сдерживая меня заскрипела.

Я на мгновение наверно потерял сознание, но ведро воды, вернуло меня в чувство. – «Эй, ты что такой слабенький!», крикнула одна из сестер. – «Ничего, привыкнет», ответила вторая. Они стояли и любовались, своей работой. – «А мы с тобой не перестарались?», спросила одна сестра у другой. - «Да ладно тебе!», фыркнула другая. – «Чего его жопе будет, вон какую отрастил. Я лежал и слушал, как они обсуждают меня, как будто меня тут нет. Я задумался, что нет у меня большой задницы, ни чего я себе не отжирал. Меня развязали и помогли подняться. Мы вошли в дом. Марина сидела возле камина и читала. – «Ну как, утреннюю зарядку сделали?», спросила она. – «Да, размялись немного», ответила одна из сестер. – «Иди, покажи нашу разминку», обратилась ко мне она же. Я прошел на середину и повернулся, выставляя на показ, свой настрадавшийся зад. – «Да вы что! Обалдели, что ли? Рано еще, для него такие процедуры могут быть еще невыносимыми, он у вас в обморок не падал?». Сестра молча переглянулись, и тем самым выдав себя. – «Так! Я вас отстраню от владением его телом!», заорала на них Марина. – «Мам, может не при нем?», попыталась воспротивиться одна из дочерей. – «Иди ко мне в комнату, прими ванну с маслом алое, и ляг в постель!», сказала в мою сторону Марина. Я мысленно взмолился на нее и быстро поспешил на второй этаж. Горячая ванна, была очень кстати. Меня еще так сильно не пороли. Нанежившись в ванне, я вытерся и лег в постель Марины, от подушки и одеяло пахло ею. Укутавшись, я прислушался к звукам, доносившимся с первого этажа. Я не верил своим уша, но мне показалось, что я услышал размеренные хлопки и всхлипы. Неужели Марина порет своих взрослых дочерей? Минут через пять удары стихли, и Марина вошла в комнату. По ее лицу было видно, что она возбуждена. Она быстро скинула с себя все и легла ко мне под одеяло. С минуту помолчав, она спросила: - «А хочешь, ты больше не будешь моим рабом, мы с тобой поженимся и найдем себе рабыню и раба, может даже семейную пару?». От такого предложения, я немного растерялся. Во мне снова начали бороться два человека. Заметив это, Марина сама ответила за меня: - «Все ясно, успокойся, не ломай голову, я просто проверила, неужели тебе и впрямь так нравится, быть униженным и подвергаться наказаниям и пыткам. Вижу, что так и есть». – «Но сегодня ты получил более чем достаточно, мои дочки немного перестарались с твоей задницей, кстати, как она, сильно болит?», Марина с сочувствием откинула одеяло и разглядывала мой зад. – «Давай смажу кремом». Я лег на живот и Марина легкими массирующими движениями, принялась намазывать кремом мою исполосованную попу. – «А что за звуки были снизу?», поинтересовался я. – «Тебя это не касается!», строго ответила Марина. – «На сегодня я отменяю всю твою работу и даю тебе выходной, весь день проведешь со мной в постели, и ты на сегодня освобождаешься от рабства». – «Значит я могу говорить и спрашивать все что хочу?», не верил происходящему я. – « Ты и так уже начал это делать, чего спрашиваешь?» ухмыльнулась Марина. – «Тогда у меня к тебе просьба, можно связаться с моей виртуальной Госпожой и поговорить с ней, а то я так с ней и не связался, она наверно плохо обо мне думает». – «Конечно можно, устроим сегодня видео мост с ней, по скайпу, я то же хочу с ней переговорить». Такого поворота событий, я не ожидал и мне стало даже интересно, о чем они будут разговаривать. – «Давай не будем это откладывать и позвоним ей прямо сейчас», с этими словами, Марина достала ноутбук и запустила скайп. – «Давай, заходи, посмотрим тут она или нет». Я набрал свои данные и увидел, что она была в сети. Я нажал вызов и она тут же ответила. Я успел только извиниться и сказать, что нашел реальную Госпожу, как ноут у меня отобрала Марина и продолжила разговор сама. – «Привет! Меня зовут Марина, я очень вам благодарна, за хорошо подготовленного раба, высокий болевой порог и минимум табу, это просто находка для нас». – «Добрый день Марина, я очень рада за вас, но признаюсь, что очень расстроена, что потеряла такого раба, хоть и виртуального. Моей заслуги в его дрессуре, практически нет, он таким мне достался, скорее всего он сам над собой хорошо поработал или природа». – «Ну что вы грустите, я сделаю вам вызов и вы сможете приехать и пообщаться в живую, как вам такое предложение?». – «О, это просто замечательно, я с удовольствием приеду». Они еще долго разговаривали, но их слов я уже не слышал, я проваливался в глубокий сон. За то время, что я живу у них, нормального сна у меня еще не было, а тут постель Госпожи, да еще у нее под боком.
Проснулся я от нежных поцелуев. Марина, склонившись надо мной, целовала мое лицо. Ее длинные волосы щекотали мне щеки и шею.

Я обнял ее и притянул к себе, мы слились в длинном горячем поцелуе, возбуждение тут же отозвалось внизу живота «порхающими бабочками» и член тут же стал каменным. – «Эй, а это что такое?», с улыбкой произнесла Марина. – «Хочешь меня?», заговорчески спросила она. Я кивнул. – «Ну так чего же ты ждешь? Я же освободила тебя на сегодня от рабства, воспользуйся моим разрешением на полную катушку». – «А кончить я могу сегодня?», с опаской спросил я. – «Ты непроходимый тупица», покачала головой Марина. – «Еще один вопрос и я отправлю тебя в подвал, и закрою в вертикальной клетке или еще хуже, отправлю в комнату, в которой ты еще не был», с лукавой улыбкой, сказала Марина. Слова про какую то комнату, чуть не заставили меня задать вопрос, но я побоялся задавать еще вопросы, чтоб Марина не дай Бог, не осуществила свои шуточные обещания. То что было дальше, к теме БДСМ отношения не имеет и описывать ванильный, хоть и страстный секс, я не буду. Скажу лишь, что за час я кончил три раза, Маринины оргазмы я не считал, она очень легка на достижение оргазма, поэтому их было множество. Мы лежали полностью вымученные этим марафоном, но оба счастливые. Мы не выходили из комнаты весь день, все необходимое, для восстановления сил, было в комнате у Марины, я имею ввиду, набор фруктов, закуски и спиртное. День близился к концу, на улице стало совсем темно. Марина встала и направилась в ванну. Через секунду она вышла и протянула ко мне руку. – «Пойдем, я наливаю нам ванну, я хочу принять ее с тобой». Мы нежились в теплой воде, забыв про все на свете, было так спокойно и уютно, что у меня в голове на мгновение промелькнула мысль, «а может согласиться на предложение Марины и стать ее мужем, а не мужем-рабом?». Но я тут же откинул ее, потому что это лишь минутная слабость, на самом деле я буду нуждаться в отношениях: Госпожа-раб и не в игровой форме, а в настоящей, жестокой форме. Мы вышли из ванной и опять улеглись в кровать. – «Сегодня проведешь ночь у меня, ведь до 0-00 часов, ты свободен от рабства», сказала Марина, укладываясь мне на плечо. Мы так и заснули, Марина у меня на плече, а я обняв ее. Проснулся я от того, что с меня резко сдернули одеяло и в глаза ударил яркий ослепляющий свет. – «Пора вставать!», кричала Марина. Я не слышал, когда она встала. Ее дочери тоже были в комнате, они светили мощными лампами на меня с обеих сторон. – «твое время свободы вышло, на часах 00-01 следующего дня, тебе нужно занять свое место». Она вновь нацепила на меня браслеты и ошейник, зацепила цепочку и потащила на первый этаж. Дальше в подвал и вот мы уже у меня в комнате. На меня надели смирительную рубашку по пояс и запеленали руки, завязав рукава, так что пошевелить руками я не мог. – «Ложись на спину!», командовала Марина. Я лег на спину. Мне на глаза одели повязку и что было дальше, я не видел, а только ощущал. Мои ноги зафиксировали, растянув цепями. Потом я ощутил, что мне оголили головку члена, и прилепили что то к обнаженной головке и основанию члена. Через мгновение я почувствовал, что через член пропустили слабый пульсирующий ток и начали увеличивать силу тока. От этого, мой член начал вставать, было ощущение, что его ласкают изнутри. Через минуту, я почувствовал, что сейчас кончу, что в общем то и случилось. Но ток не убрали. – «Отлично», сказала Марина, добавь чуть чуть и оставь. Я ощутил прибавление силы тока. Лязгнул засов, и воцарилась тишина. Мой член опять встал от воздействия тока, и я вновь кончил, буквально через минуту. От оргазмов, которые следовали один за другим, с промежутками от минуты до десяти минут, я уже не получал удовольствия, нет приятные секунды в момент самого оргазма были, но той разрядки они уже не приносили, напротив, я обессилил от них. Так я пролежал наверно, часа три. Лязг засова меня обрадовал, я ждал, когда с меня снимут это адское устройство. В комнату вошли, и я услышал голос Марины: - «Прибавь ток, я смотрю он давно не кончал», после этого, член пробила ощутимая боль от электрического тока, но член предательски встал и из него вытекла жидкость, заставив меня напрячься всем телом. – «Достаточно, отключайте и снимайте все, пусть отдохнет», командовала Марина. Меня распаковали и отстегнули цепи от ног, повязку сняли. – «Можешь отдохнуть», сказала Марина. Я уставший, скрутился калачиком и провалился в глубокий сон.

Так я стал жить и наслаждаться тем, к чему давно стремился, служить прекрасной Госпоже, а тут их было целых три. Дни сменялись ночами, иногда меня не трогали в плане наказаний и прочих действий в стиле БДСМ, все зависело от настроений моих Госпожей. Подходил к концу месяц, моего пребывания у Марины. Было обычное утро, ни чем не отличавшегося от других. Я был прикован к «Вратам Ада», мороз был уже довольно ощутимый, но время моего пребывания было еще осенним. Марина с дочками, закутавшись в длинные шубы, стояли напротив меня. – «Завтра будет особенный день. Мы узаконим наши с тобой отношения, и для тебя начнется несколько другая жизнь. Вступит в силу наш с тобой договор. Сегодня ты будешь освобожден от всех работ и наказаний. Ты должен хорошенько отдохнуть, для завтрашнего дня, он будет очень сложным для тебя», сказала Марина, заставив меня задуматься, что же еще меня ждет, от этой красивой и очень строгой, с хорошей фантазией женщины, - «Отстегните его и проводите в мою комнату», строго сказала она своим дочкам. Практически пол дня, я проспал в кровати моей Госпожи. Остаток дня я не знал чем заняться, и я даже пожалел, что Госпожа дала мне отгул от работ и наказаний. Ночь, перед нашей свадьбой, я провел в спальне с Мариной, мы просто спали, и она даже не заставила меня ласкать ее. Утром мне принесли черный, строгий костюм, рубашку, галстук и туфли. Все сидело на мне, как будто шили специально на меня. Я оделся и спустился вниз. Марина с дочками, уже ждали меня. Они были просто потрясающе одеты и накрашены. На Марине было длинное облегающее платье, с длинным шлейфом, а дочки были в коротких пышных платьях розового цвета. – «Пошли, у нас мало времени, все расписано по минутам», обратилась ко мне Марина. Мы вышли на улицу и сели в ожидавший нас белый лимузин и поехали в ЗАГС. Все было, как положено, обычная регистрация, шампанское, поздравления от дочек, потому что больше никого не было и путь домой. Выйдя из лимузина, нас встретила женщина, вышедшая из припаркованной, рядом машины. Она поздоровалась с Мариной и дочками, по всей видимости они были давними знакомыми. На меня она кинула высокомерный взгляд и на ее лице промелькнула легкая улыбка, лишь уголками губ. – «Подготовьте его, к дальнейшей церемонии», сказала Марина дочкам. – «Ступай к себе в комнату и разденься, мы сейчас подойдем». Я спустился в подвал и разделся. Через пять минут вошли сестры. – «Готов? Молодец. Вставай, пошли, мы должны подготовить тебя», сказали сестры и подошли ко второй двери, что скрывается за которой, я еще не знал. Они открыли ее ключом и с большим усилием, распахнули тяжелую дверь. Она была металлическая и толстая, как дверь бункера бомбоубежища. За дверью была лестница, ведущая вниз, на глубину, наверное, одного этажа. Мы спустились, и путь преградила еще одна дверь, подобная той, что была наверху. Ее с не меньшим трудом, девочки открыли, и я вошел в огромное помещение с высокими потолками. Комната была сделана по всей площади дома, но не было не перегородок ни дверей, только опорные столбы. От изумления, куда меня привели я замер с открытым ртом. Комната была обставлена в стиле камеры пыток. В ней были, наверное, все приспособления из средних веков, от дыбы, до позорного столба. Были и современные, к примеру хирургический стол с софитами.
- «Ну что, впечатлен?», спросили с гордостью сестры. – «Да, не ожидал такого». – «Пойдем, у тебя будет время все не только рассмотреть, но и попробовать, а сейчас нам нужно тебя расположить вот на этой скамье», указали они на низкую скамью, в рост человека и с ремнями по всей длине, с обеих сторон. – «Ложись на живот и протяни руки вперед». Я лег, и они начали стягивать меня ремнями. Стягивали очень крепко, так, что я не мог шелохнуться. Закончив со мной, они начали разводить огонь в камине, возле которого стояла скамья. Только они разожгли огонь, как в комнату вошла Марина в сопровождении женщины, что встречала нас у ворот. – « Я пока расскажу моему муженьку, что будет с ним проделано сейчас, а ты пока готовь все необходимое, а девочки тебе помогут», обратилась Марина к незнакомке. Что она делала, я видеть не мог, т. к. лавочка стояла так, что не повернув головы, не возможно было увидеть, что делалось сбоку, а голову я даже на миллиметр не мог сдвинуть. Слышал только позвякивание металла. – «Сейчас, тебе на тело нанесут знаки принадлежности ко мне. Стереть их будет не возможно, отказаться, по условиям договора, ты то же не вправе. Знаки будут выжжены каленым железом на обеих ягодицах, в виде моих инициалов: «М и А»». От этих слов меня бросило в холодный пот. – «Чтоб ты не сломал себе зубы или не откусил язык, тебе вставят расширитель в рот, а орать можешь сколько угодно и как угодно громко, из этой комнаты даже выстрелы не слышны на поверхности». – «У меня все готово, можно начинать», сказала незнакомая мне женщина, обращаясь к Марине. – «Оксана, вставь ему расширитель». – «Эльвира, включай камеру». – «Да, весь процесс мы запишем на видео, чтоб потом просматривать и заодно отправим твоей бывшей виртуальной Госпоже». Ко мне подошла Оксана, и попросила открыть рот. Она вставила мне расширитель из каучука и мой рот стал раскрыт так, что я не мог свести челюсти, его удерживал открытым жесткий каркас, покрытый каучуком. – «Если все готовы, то можно начинать.

Людмила, с буквы «М» пожалуйста, на левую ягодицу, с выдержкой в три секунды». – «Как скажешь», ответила Людмила, оказывается так, ее зовут. Я услышал шорох со стороны камина и буквально через секунду, левую ягодицу пронзила боль, до селе мне не знакомая, по силе и ощущениям. Я машинально дернулся всем телом, но ремни прочно держали меня на месте и я даже не пошевелился. Сказать, что я заорал, это не сказать ничего, я взревел от дикой боли, из глаз брызнули слезы, во рту пересохло, мне даже показалось, что у меня получилось, немного свести челюсти, но рот по прежнему был раскрыт. Марина подошла ко мне и присев на корточки, посмотрела мне в глаза, потом взяла мое запястье и приложила палец на пульс. – « Все хорошо, он крепкий раб, переходи к букве «А»». Через секундную паузу, мою правую ягодицу постигла та же участь. Стены подвала вновь наполнились моим истошным криком. _ «Ну все, все, ты молодец, достойно выдержал», гладила меня по голове Марина и успокаивала. – «Развяжите его и дайте воды, места клеймения обработайте раствором и переведите его на другой станок», обратилась она к дочерям. «О Боже, еще не все?», пронеслось у меня в голове. Увидев в моем взгляде вопрос, Марина сказала: - « Теперь ты получишь знаки принадлежности к твоим Госпожам, Оксане и Эльвире. Это будут не постоянные знаки, их можно будет снять, когда они заведут себе своих рабов». Меня подняли, и мы направились в другую часть помещения, дойдя до гинекологического кресла, мне приказали занять в нем место. Я с трудом устроился на кресле и мои конечности тут же были пристегнуты к поручням, ремнями. Марина вновь начала говорить, пока Люда готовила инструмент. – «Тебе будет сделан пирсинг члена с вживлением колец, на которых будут подвески с жетонами, на жетонах, будут инициалы моих дочерей. Так же тебе будет имплантировано в уретру устройство, при помощи которого я буду полностью контролировать твои естественные выделения». – «Если ты готова, то приступай, включите камеру». Ко мне с металлическим лотком, в котором были иглы различной толщины и длины, подошла Людмила. На ее руках были хирургические перчатки, а на лице марлевая маска. Она обнажила мне головку члена и обильно протерла все спиртом. Она взяла с лотка длинный металлический стержень с резьбой на конце и прикрутила к нему отрезок трубки из гладкого металла с отверстием по центру и сквозным отверстием по всей длине. Этот отрезок был больше диаметра стержня вполовину. Смазав его смазкой, она поднесла его к отверстию уретры и попыталась ввести, но его диаметр был немного велик, для моей уретры и ни как не хотел проскальзывать внутрь. Она приложила еще усилие, но все было без успешным. – «Надрежь чуть чуть головку со стороны уздечки», видя ее попытки протолкнуть стержень мне в член, сказала Марина. Людмила взяла скальпель и сделала маленький надрез, не скажу, что было сильно больно, после клеймения, это было укусом комара. К тому времени член у меня стоял, и кровь буквально брызнула из пореза. Людмила, без суеты, не обращая внимания на сильное кровотечение, с легкостью теперь всунула стержень в уретру и только потом остановила кровь. Немного повозившись со стержнем в уретре, она открутила от него длинный стержень и извлекла его из члена. Взяв из лотка толстую, короткую иглу она сделала прокол, где то в основании члена и на место прокола вставила какую то деталь, совместив ее со стержнем внутри уретры. Людмила вновь взяла, что то с лотка и неглубоко просунула мне в уретру, потом туда же направила руку с взятой длиной и толстой иглой. Я почувствовал острую боль и затем еще одну, от выхода иглы насквозь. Люда быстрым движением вдела в основание иглы приготовленное колечко и просунула иглу дальше, чтоб кольцо, следуя за иглой прошло через плоть моей головки. Промокнув влажной салфеткой головку от крови, она вновь направила иглу и сделала второй прокол и так же вставила колечко. На кольца сразу подвесили по короткой цепочке, на концах которой было по жетону с гравировкой. Жетоны были достаточно увесистыми. Людмила все обработала перекисью и еще чемто, и наложила повязку. – «Ну вроде бы все, повязку буду приходить менять и обрабатывать отверстия в течении недели». – «Спасибо Людмила, не знаю, что бы я делала, без твоего профессионализма». – «А давай, раз уж ты здесь, сделаем еще пару дырочек в его теле?», вдруг опомнилась Марина. – «Я всегда пожалуйста», охотно отозвалась Люда. – «Что колоть будем?» - «Хочу соски ему проколоть в двух местах каждый». – «Ох и выдумщица ты Маринка», улыбнулась Люда и вновь начала готовить иглы. – «Рассказывай, как колоть будем». Обе женщины подошли вплотную ко мне, и Марина стала объяснять, что нужно сделать. Марина желала, чтоб одно кольцо было вставлено за соском, потом одета втулка, оттягивающая сосок и второе кольцо пронизывало сам сосок и не давало втулке слететь. – «Ну ты оригинально придумала», восторженно сказала Люда. – «Сейчас все оформлю в лучшем виде», надевая новые латексные перчатки, сказала Люда. Боль от пирсинга сосков и ореолов, была на порядок выше, чем от пирсинга головки, я стонал и как мог, сдерживал себя, чтоб не закричать. – «Где ты нашла, этого парня? Он выносливый у тебя, многие и одного прокола не выдерживают, а тут клеймение, пирсинг члена и двойной пирсинг сосков, а он да же не побледнел». Я слушал слова восхищения, сказанные в мой адрес, и гордость переполняла меня. – «Это он меня нашел, в супермаркете». – «Ого, это судьба», удивилась Люда. – «Мне в супермаркетах, одни идиоты попадались». – «Ну все, можешь получать заказ. Больше нет идей в твоей голове, что еще проколоть, пока я не сняла перчатки и не убрала иглы?», улыбнулась Люда глядя на Марину. – «Да нет, хватит пока, а то сразу все проколю, потом нечего делать будет», ответила шуткой Марина.
Люда в течении недели приходила и обрабатывала раны, которые быстро заживали. В течении недели я был на карантине, меня не наказывали и не заставляли работать. Всю неделю, я жил с Мариной и ублажал ее ртом.

То устройство, которое вставили мне в основание члена, в уретру, был мини кран, с шаровой заслонкой. Заслонку можно было повернуть и открыть, только с помощью специального ключа, который Марина носила всегда с собой. Мое мочеиспускание, было под ее контролем. Я однажды попробовал помочиться, без открытия, надеясь, что моча найдет, хоть маленькую щель, но цилиндр, очень плотно сидел во мне, и не было не малейшей возможности продавить мочу наружу. Марина и ее дочки, любили издеваться надо мной, доводя до оргазма и не открывать заслонку в уретральном кране. Я корчился в конвульсиях, но сперма тоже не проходила и не найдя выхода, выбрасывалась в мочевой пузырь. От этого удовольствия от оргазма почти не было.
Наказания и пытки, после нашей свадьбы, стали гораздо сильнее и изощрённые. Особенно сестры в этом преуспевали. Я не буду сейчас описывать всего, что они со мной проделывали, это получится огромная повесть. Опишу лишь два случая, которые, на мой взгляд достойны внимания.
Однажды, в воскресенье, меня для развлечения разместили в комнате пыток. Но в тот день, я был не один из тех, над кем мои Госпожи собирались поиздеваться. К ним, оказывается, приходила девушка, они ее называли приходящей рабыней. Почему я ее раньше не встречал, не знаю. Я сидел расставленной попой на металлическом уголке, ноги мои свободно висели и к ним были привешены две гири, по 10 кг. В каждой. На тот момент, когда я увидел, вошедшую Марину и полностью голую, незнакомую мне девушку, я сидел на уголке минут десять. Попа уже изрядно ныла, и я ерзал на ней, пытаясь найти место еще не истерзанное острым углом. Сестры сидели в креслах и потягивали напитки из бокалов, изредка шлепая меня стеком по заднице или по торчащему члену. Видимо время моего восседания на уголке подошло к концу, и одна из сестер подошла, чтоб меня освободить, но голос Марины остановил ее: - «Подожди, у меня есть идея». – «Хочешь посмотреть на пытки этой молодой рабыни?», обратилась ко мне Марина. – «Конечно хочу, моя Госпожа!», с радостью сказал я. – «Хорошо, но только при условии, что ты останешься сидеть, сверх положенного времени, а точнее на все время пытки этой рабыни и к твоему члену, я подведу электроимпулься, от которых ты уже кончал, но уретру оставлю перекрытой», сказала с явным наслаждением Марина. Я задумался, но звонкий шлепок по заднице, вернул меня к реальности. - «Ну, я жду!», грозно спросила Марина. – «Я согласен, оставаться на уголке и наблюдать за происходящем», выпалил я на одном дыхании. – «Я и не сомневалась», засмеялась Марина. – «Оксана, подключи его к прибору электростимуляции и сними гири с ног. А мы с Эльвирой будем готовить рабыню к ее пыткам». Я во все глаза смотрел на подготовку к играм с телом, этой молодой красивой девушки. У нее была красивая фигура, грудь четвертого размера, плавно покачивалась при каждом движении. Я как завороженный смотрел на красивую девушку. Пока мне к члену, Оксана присоединяла контакты от электростимулятора, Марина с другой дочкой, прямо напротив меня готовились к предстоящему действию с рабыней. Марина, толстой веревкой связывала груди девушке. Закончив со связыванием груди, Марина завела руки рабыни за спину и зафиксировала их, в согнутом в локтях положении. Потом рабыне приказали нагнуться и Эльвира, взяв крюк с толстым шариком на конце, вместо острия, ввела его, рабыне в попу. Рабыня низко охнула и подалась вперед. К крюку привязали веревку и натянув, вплели веревку в волосы, при этом голову запрокинули назад. Выпрямляя голову, рабыня тем самым натягивала веревку и крюк, еще глубже входил в ее попку. Ее поставили на колени и связали ноги вместе, а так же подвязали их к рукам. Эльвира тем временем, спустила крюк, как от подъемного крана, только поменьше, который был закреплен к потолку через систему блоков, за толстую веревку. За петлю, оставленную Мариной при связывании груди, Эльвира зацепила крюком и подтянула за веревку, так чтоб веревка от потолка натянулась. Они отошли по обе стороны от рабыи и Марина взяла у своей дочки, веревку от потолочного крюка. Она слегка потянула за нее и грудь рабыни поднялась вслед за веревкой. Марина еще сделала небольшое усилие над веревкой, и рабыне пришлось привстать на пальчиках, чтоб оттянуть тот момент, когда она повиснет на связанной груди. Марина и ее дочери наслаждались моментом. Потом Марина потянула еще сильней и еще, и еще, и рабыня была поднята на веревке, за перетянутые, уже изрядно посиневшие груди. На лице рабыни была гримаса боли, но стонов не последовало, видимо это не в первый раз с ней проделывают. – «Поверните ее лицом к рабу и зафиксируйте», скомандовала Марина своим дочкам. – «Пойдемте дамы, что то я проголодалась», сказала Марина и пошла в сторону выхода.

Дверь закрылась за ушедшими Госпожами, и мы с рабыней остались наедине. Рты у нас были свободны и мы решили познакомится. Наташа, так звали рабыню, уже давно знакома с Мариной и ее дочками, она замужем, муж постоянно в командировках, он ее и познакомил с ними. В их семье он Господин, она рабыня. Детей пока нет. На то время пока он в отъезде, Наташа обязана посещать Марину с дочками, чтоб те постоянно поддерживали ее тело в тонусе, в плане экзекуций и пыток. Я спросил: - «И долго так тебе висеть?». – «По разному, тут нет часов, я иногда считаю секунды, так, для себя, чтоб понять, сколько времени провисела. Рекорд был три часа. Дочки были одни и забыли про меня, уехали в город. Спасибо Марине, она позвонила и спросила, как у них дела. Это мне муж рассказал. Он тогда очень доволен, остался видом моих сисек после такого подвесного марафона. К ним неделю прикасаться больно было, когда меня отвязывали, они были почти черными, думала, что отвалятся, я тогда даже описалась от страха. Ох и влетело мне за то что на пол наделала…» От ее рассказа у меня округлились глаза, я ни разу не видел, чтоб так долго подвешивали за груди. – « Ну а обычно, сколько тебя так держат?», не унимался я. – « Полчаса-час», с явным спокойствием ответила Наташа. – « Ого!», удивился я. – «Как ты выдерживаешь? На сколько мне известно, ваши сиськи, с сродни нашим яйцам, такие же чувствительные, ко всяким рода воздействиям». – «Да ты прав, поначалу очень больно было, но муж сделал из меня законченную рабыню с высоким порогом боли, путем регулярных тренировок. Ты еще не так удивишься, что увидишь дальше». Своими словами, Наташа заинтриговала меня и я стал ждать продолжения с большим нетерпением. Дверь открылась и вошли наши Госпожи. Марина подошла к нам, а дочки устроились с обеих сторон в креслах. – «А кто вам разрешал общаться!?», строго спросила она. Видимо комната оборудована видеонаблюдением, это было большим упущением с нашей стороны. – «Девочки, накажите сначала рабыню, а потом раба». Дочки поднялись и взяв необходимые инструменты для наказания, подошли к рабыне. Эльвира, держала в руках длинный металлический стержень, заостренный на конце, а Оксана придвинула подставку под груди рабыни, но подставка не доставала до них, а была чуть ниже. – «приступайте», скомандовала Марина и включила видеокамеру. Эльвира взяла в одну руку левую грудь рабыни в, как бы придерживая ее снизу, а Оксана пальцами оттянула сосок и в таком положении держала его неподвижно. От этих прикосновений, Наташа застонала, видимо это было очень болезненно, учитывая положение рабыни. Эльвира тем временем, поднесла металлический стержень, острием к оттянутому соску и стала пытаться проколоть его. Я и подумать не мог, что стержнем толщиной почти с женский мизинец, можно делать прокол. Но у Госпожей были свои мысли на этот счет, и Эльвира продолжила. Наташа, уже не сдерживала себя и кричала во все горло. Усилия Эльвиры не прошли даром, и вот уже кончик острия прорвал кожу. Еще одно надавливание и стержень с тихим скрипом о кожу прошел сосок насквозь. Настала очередь правой груди. Девочки поменялись местами. Теперь уже Оксана, тем же стержнем начала терзать сосок Наташи. Крик стал хриплым, из глаз катились слезы, тело мелко дрожало. Когда второй сосок был проколот, под груди пододвинули подставку и поставили три свечки. Свечки расположили под стержнем пронизывающий соски. Две свечи по краям и одну посередине. Зажгли фитили и свечи стали разогревать металл. Через минуту Наташа снова начала стонать, а еще через пять минут, она билась в истерике. Ее глаза были широко раскрыты и полны ужаса, ртом она глотала воздух и им же захлебывалась. Видно было, что муки ее достигли пика, еще не много и она потеряет сознание. Марина спокойно сидела в кресле и с наслаждением наблюдала за мучениями рабыни. Дочки стояли на готове, возле Наташи, ожидающие приказа матери, на дальнейшие действия. – «Достаточно с нее!», громко сказала Марина, и дочки тут же убрали свечи и облили Наташу ледяной водой. Наташа обмякла всем телом, насколько позволяли ее путы, и закрыла глаза. Дочки аккуратно вытащили пруток из ее сосков, из которых тут же хлынула кровь. Наташу опустили и развязали груди, вынули крюк из задницы и положили на кушетку. Раны обработали и наложили швы. Ей дали воды или сока и оставили лежать.

Все это время я сотрясался от электроимпульсов, подведенных к моему члену. Глядя на пытки этой красивой рабыни, мое возбуждение зашкаливало и конечно я не мог сдержать нескольких оргазмов, но уретра была перекрыта и сперма не вытекала, а процесс оргазма был дополнительной пыткой. Марина, пока сидела в кресле, держала пульт от электростимулятора в руках и игралась со мной, увеличением силой импульсов. Видя, что я готов кончить, она прекращала подачу импулсов и наслаждалась еще и моими страданиями. А когда видела, что я кончаю, то в ее глазах сверкали огоньки, от того что я мучаюсь болями, в распирающей уретре. Меня наконец то отключили и сняли с уголка. Член и зад гудели, как высоковольтные провода, я был обессилен, не меньше чем Наташа. Меня положили рядом с Наташей и дали минут 10 отлежаться. К нашему Наташей счастью, нас подняли и повели к выходу. Игровой день закончился, нас покормили и отвели в комнату для рабов. Было у же поздно и пора было ложиться спать. Эту ночь нам было суждено провести вместе, но наши Госпожи решили не оставлять нас на кровати, а разместили каждого в отдельной клетке. Я был положен в горизонтальную, а Наташе предстояло провести ночь в вертикальной клетке. От усталости я быстро уснул, но среди ночи проснулся от неудобства и услышал тихий плач Наташи. – «С тобой все хорошо?», спросил я шёпотом. – «Нет, я не могу уснуть стоя, у меня все тело болит от сегодняшних пыток, еще я очень хочу в туалет, боюсь, не дотерплю до утра», всхлипывающим голосом сказала Наташа. – «Ты постарайся, если не утерпишь, думаю, тебя ждет суровое наказание». Я опять провалился в сон и проснулся от того, что лязгнул засов. Я открыл глаза и увидел лужу под клеткой Наташи. Вошла Марина и увидев, что Наташа описалась, скомандовала дочкам, стоявшим сзади: - « На улицу ее! Промыть хорошенько и просушить!». – «Нет, умоляю, не надо промыть и просушить, пожалуйста, только не это», запричитала Наташа и из ее глаз полились слезы. – «Я всю ночь не смогла уснуть, пожалуйста, Госпожа, смилуйтесь». – «Пошевеливайтесь», торопила она дочек, и совсем не обращала внимания на мольбы рабыни. Уже выходя из комнаты, она бросила Наташе через плечо: - «Благодари своего мужа, он просил по строже и по жестче с тобой в этот раз, хочет, чтоб когда вернется ты совсем без сил была». Выслушав все это, Наташа заскулила от безысходности своего положения еще сильнее. Меня и Наташу вывели на первый этаж, мне надели длинный халат, а Наташу оставили голой. – «Будешь помогать нам», обратилась Марина ко мне. Мы двинулись на улицу, на задний двор, к вратам ада. Было раннее утро, солнце еще не встало. На улице было морозно, по моим ощущениям минус пять, минус семь. Наташа съежилась и обхватила себя руками. Мы дошли до врат ада и Марина скомандовала: - « Вы пристегните ее к вратам, а ты принеси шланг, размотай и присоедини его к пожарному гидранту». Все принялись за работу. Наташа снова заплакала и запричитала. Шланг оказался самым обычным пожарным рукавом. Для того чтоб его не держать в руках было приспособление типа станин, для пулемета. Брандспойт водрузили на станины и закрепили. Наташа была готова. Она стояла распятая и беззащитная, ее тело тряслось от холода. – « Приступайте!», скомандовала Марина своим дочкам. Немного поспорив, кто начнет обливать Наташу, Эльвира отстояла право на то чтоб быть первой. Она установила переключатель на распыление и открыла кран. Вода с шумом вырвалась из брандспойта и начала окатывать Наташу с ног до головы. Она остановила поток на лице Наташи и поливала, не давая ей вздохнуть, через минуты две, такой своеобразной пытки, она сместила поток ниже и Наташа с жадностью стала хватать воздух ртом. Эльвира, не дав отдышаться Наташе, снова направила воду ей на лицо. Так она повторяла, раз пять, наслаждаясь беспомощностью своей жертвы. Марина махнула рукой дочкам и Эльвира выключив воду, уступила место Оксане. Оксана потирая руки села за брандспойт, переключила с распылителя на прямой поток и открыла кран, направив струю в сторону, она отрегулировала напор, чтоб не покалечить рабыню и стала прицельно бить струей по самым чувствительным местам. Больше всего досталось грудям и промежности. От этого Наташа кричала и пыталась увернуться от струи, но у нее ничего не получалось. Наигравшись, Оксана выключила воду. Наташа стояла не шевелясь, голова свесилась на грудь. – «Сушите ее и приходите в дом», скомандовала Марина, а сама встала и пошла в сторону дома. – «Ты со мной», приказала она мне. Не успели мы зайти в дом, как я услышал рык Наташи, по всей видимости от сушки. Что и как там происходило я не видел, и мне было дико интересно, что за сушка такая. Я на мгновение остановился прислушиваясь. – «Что интересно, что там происходит?», спросила меня Госпожа. – «Очень интересно моя Госпожа». – «Скоро сам узнаешь, но если невтерпежь иди посмотри и поднимайся ко мне в комнату». Я пулей помчался и замер от увиденного. Напротив Наташи стоял огромный вентилятор, который вращался с дикой скоростью, так что ее длинные волосы, развивались почти горизонтально. Лицо было искажено от сильных потоков ветра. Наташа стиснув зубы, ревела почти перекрикивая шум вентилятора. Я ошарашенный развернулся и пошел к Марине. Я зашел в дом, Марина сидела возле камина. - «А она не заболеет?», спросил я. – « Нет, она закаленная, и не такое выдерживала. Муж, тот вообще не церемонится с ней. Рассказывал как то, что привязывал ее на цепь, вместо собаки, когда устраивал в своем доме собрание единомышленников. Была зима, и минус десять градусов. Как она выдержала 6 часов на морозе, сама удивляюсь. Ей можно было только в будку залезть, чтоб от ветра спрятаться. А ты говоришь заболеет». – «Хорошо, если ты так о ней печешься, то я не позволю ей замерзнуть и заболеть», сказала Марина с задумчивым видом, видимо у нее созрел какой то план. В этот момент появились дочки, но Наташи с ними не было. – «Приведите рабыню, у меня есть объявление касающееся и ее тоже». Через минуту, Наташу завели в дом. Она была вся синюшная и тряслась не переставая. – «Рабы, встаньте на колени посередине комнаты и слушайте». Мы покорно выполнили приказ. – «Дабы исключить риск заболевания от переохлаждения рабыни. Выполняя высказанные опасения раба о здоровье рабыни». Наташа повернулась и с благодарностью посмотрела на меня. Я был очень доволен и чувство спасителя переполняли меня. Марина продолжила: - «Повелеваю! Весь сегодняшний день, рабыня проведет в постели». Марина сделала остановку и Наташа было уже хотела что то сказать, в знак благодарности, но Марина не дала ей этого сделать, продолжив говорить. – «Она будет привязана за руки и ноги в положении на животе, на первую половину дня и в положении на спине, на вторую половину дня, до отхода ко сну. Все это время ее будут пороть различными ударными девайсами, с перерывами от 5 до 20 минут, все проживающие в этом доме, т. е. я и мои дочери. Раб в это время будет заниматься порученной ему работой». После этих слов, Наташа вновь посмотрела на меня, но теперь вместо радости и благодарности у нее бежали слезы.

Все было выполнено, как приказала Марина. Наташа была привязана на кованой кровати прямо посреди зала, без матраца и простыней. Основание было решетчатое и доставляло ей большие неудобства. Я занимался уборкой дома и украдкой посматривал на то что происходит в зале. В основном, поркой занимались дочки, сменяя друг друга. Били не так сильно, но практически без остановок. Первый час порки, Наташа иногда вскрикивала, но у же к обеду, она вообще не обращала внимания на удары, она обессилившая, только подрагивала при особо сильных попаданий в нежные места. После обеда, ее перевернули на спину и опять зафиксировали. Первый час, после того как ее перевернули, дочки не отходили от нее и хлестали в две руки, стараясь попасть по самым чувствительным местам. Больше всего досталось соскам и промежности. После обеда, восстановив силы, Наташа кричала на весь дом, но к вечеру она лежала не подвижно и из закрытых глаз текли слезы. Наступил вечер. Марина, которая почти не участвовала в экзекуции, приказала развязать рабыню и привести ее в чувства. Наташу развязали и помогли встать, чтоб пройти в ванную комнату. На ее теле не было живого места. Хоть били и не сильно, но из за неоднократного попадания по одному и тому же месту, были рассечения. Идти самостоятельно она несмогла, уж очень трудным были ночь и еще труднее день. Марина приказала мне отнести ее, что я и сделал. Наташа пробыла в ванне до глубокой ночи. Ее ни кто не подгонял, и она вдоволь насладилась теплой водой и разными солями и маслами. Из ванной, она вышла самостоятельно и спустилась в зал, она по-прежнему была голой, и следы недавних истязаний указывали, что ей пришлось вытерпеть. Она подошла к Марине, сидевшей в кресле и смотревшей телевизор, встала на колени и поцеловав ей ногу, произнесла: - « Спасибо вам Госпожа, за предоставленный урок и теплую ванну». – «Не стоит благодарности, ступай отдыхать, Эльвира тебя проводит, завтра не менее трудный день». - «Ты сегодня спишь со мной», обратилась Марина ко мне. – «Слушаюсь, моя Госпожа», ответил я.
Ночь с Мариной прошла очень бурно, она буквально выжала из меня все соки в прямом и переносном смысле. Уснули мы только под утро. Проснулись, когда на часах было далеко за полдень. Тон Марины опять был строгий и повелительный, в отличии от того каким она разговаривала со мной этой ночью. Завтрак, он же обед прошли обычно. Наташи ни где не было видно. Спрашивать где она, я не решался, боясь рассердить и без того строгую с самого пробуждения Марину.
- «Ну что, пойдемте, проверим, как себя чувствует наша рабынька, в последний день, своего отпуска?». Мы спустились в подвал, и я вновь оказался в огромную пыточную комнату. Наташа была там. Она висела на перетянутых грудях, как и в первый день, ее появления тут. Висела, скорее всего, уже очень долго, потому что цвет ее грудей был почти черный. На голове был кожаный мешок. Руки и ноги заломлены назад и зафиксированы в неудобной позе. Марина прошла к креслу и села в него. – «Снимите ее, но сиськи не развязывайте, пусть делают клейма прямо на связанных, да и прокалывать то же будет удобнее», зловеще улыбаясь своему плану, сказала Марина. – «Ты встань рядом со мной на колени», цыкнула на меня Госпожа. Я тут же опустился на бетонный пол.

В подвал вошла та же дама, что и клеймила меня. – «Ох Маринка, все не наиграешься никак», с улыбкой сказала она. – «Где жертва?», спросила экзекуторша. – «Как и полагается, возле жаровни», указала на Наташу, Марина. Наташа, уже лежала на спине и была туго привязана к столу, рядом с которой горела жаровня для инструментов, для клеймения. – «Ого! Вот это вы постарались, я такого давно не видела. Как она это вытерпела?», увидев состояние тела Наташи, удивилась Людмила. – «А чего ей будет, такой здоровой кобылке?», парировала Марина. – «Вы это, того, с сиськами то не перестарались, может развязать уже надо, а то отвалятся еще», с иронией сказала Людмила. – «Ничего не будет ее дойкам, ее Господин так распорядился, чтоб с небольшим вредом, для ее мяса, так что переходи к делу», фыркнула Марина. – «А я то что, мне вообще все равно. Что делать будем?». – «Сначала поставишь по клейму на сиськи. Потом сделаейшь мега пирсинг, опять же сисек». – «Девочки, принесите инструменты», обратилась она к дочерям. Дочки тут же принесли все необходимое. Клейма были огромными, в виде двух букв, скорее всего инициалы ее мужа. Кольца для пирсинга, были наверно по 20 сантиметров в диаметре и по сантиметру в толщине, шарики украшавшие кольца, а так же служившие замками были сантиметров по пять в диаметре, и судя по тяжести, не полыми, а цельно-металлическими. Людмила увидев, все что принесли дочки, спросила, куда все это цеплять и ставить. – «Я же сказала, клейма на сиськи, пирсинг то же на сиськи. Проткнешь каждую, там где заканчивается веревка и просунешь кольцо», что тут не понятного. – «Сиськи то развязать надо», сказала Людмила. – « Нет! Так пусть будет, хочу посмотреть, вытерпит она или отключится», сказала Марина. – «Ух, Маринка, ну ты и зверюга. Будь по твоему». Пока шла перепалка, между Мариной и Людой, клейма раскалились и были готовы к действию. Люда, провела все необходимые подготовительные работы, по дезинфекции рук и рабочей поверхности тела Наташи, взяла первое клеймо. Быстрым движением, пока оно еще было красным, перенесла его из огня жаровни к левой груди Наташи и резко опустила его на центр соска, слегка надавив. Раздалось шипение, и тут же стены подвала заполнил гортанный рык Наташи. Не дав отдохнуть, Людмила тоже самое сделала со второй грудью. В воздухе запахло паленым мясом, а рев Наташи от дикой боли не прекращался, еще минут пять. Марина встала и подошла к все еще рычавшей Наташе. Она посмотрела на проделанную работу. На грудях, прямо поверх сосков, были выжжены две буквы. Высота букв была сантиметров по десять. – «Отлично, муж будет доволен тобой. Но надо продолжать», с этими словами, Марина опять села в кресло. – «Стой!», остановила Марина, уже было начавшую колоть, толстенной иглой плоть Наташиных сисек. – «Тьфу ты, Маринка. Напугала зараза меня. Ну что опять не так?». – «Иглу в огонь и раскалить до красна, так заживет быстрее», оправдывала себя Марина. – «Неотмазывайся, что заботишься о быстрейшем заживлении, я же знаю, что ты хочешь, чтоб она еще больше помучилась». – «да, мне нравится причинять ей, ему, физическую боль. Смотреть, как они это терпят, и как получают не меньший кайф от всего этого». – «а может ей совсем не нравится, и она против всего этого зверства. Может ее спросим?», не унималась Люда. Марина вскочила, взбешенная непокорностью Люды, и подойдя к лежащей Наташи, рукой провела по ее промежности и показала руку, всю в Наташиных выделениях. – «достаточно доказательств?». – «Нет, я хочу услышать ее саму», не отступала Люда. – «Черт с тобой. Девочки, снимите мешок и выньте кляп». Дочки быстро выполнили приказ матери. Наташа была вся в слезах. – «Ну, что я говорила, вся зареванная», запричитала Люда. – «Наташенька, ты хочешь, чтоб мы продолжали? Ты знаешь, что тебя ждет дальше?», спросила Люда. – «Да, я знаю что мне сделают проколы в грудях, толстой иглой и вставят трёхкилограммовые кольца», спокойным голосом, сказала Наташа. – «А ты в курсе, что прокалывать будут раскаленными до красна иглами?», пугающе спросила Люда. – «Теперь знаю», так же спокойно ответила Наташа. – «И ты такая спокойная!?». – «так хочет Госпожа, а значит, так надо», покорно сказала Наташа. – «Ну я не знаю», развела руками Люда. – «ну вас нафиг, больше слова не произнесу. Нет у вас предела, вашим извращениям». К этому времени, игла была почти белой, от огня. Все заняли свои прежние места. Люда взяла иглу и подошла к левой груди. – «Ну девонька, крепись», с этими словами, она надавила на иглу и она с шипением, начала углубляться в плоть Наташиной груди, причиняя нечеловеческие страдания. Кляп Наташе ни кто не вставил и она во все горло орала, от неописуемой боли. Девочки было дернулись, вставить кляп, но Марина махнула им: - «Пусть покричит вволю, меня это заводит». Первое отверстие было проколото, игла извлечена и вновь положена на жаровню, а Люда принялась вставлять кольцо. После того, как сталь кольца была пропущена сквозь грудь, концы были завинчены шариком-замком. Игла вновь была красная и пришло время мучений, для правой груди Наташи. История с шипением и криком, опять повторилась, но не до конца. На половине процедуры, Наташин разум отключился от боли, и она потеряла сознание. Марина остановила процедуру и велела привести ее в чувства. – «Муж дал наказ, что все процедуры, должны производится в полном сознании и без анестезии». Наташу привели в чувства и Люда продолжила. Одна из дочек, теперь стояла рядом с Наташей и постоянно подносила ей вату смоченную в нашатыре, чтоб она снова не провалилась в обморок. Второе кольцо было вставлено и закрыто. На места прокола, нанесли дезинфицирующий гель и заклеили пластырем. – «ну вот, сегодня вечером, тебя заберет твой муж. Надеюсь, он будет доволен, твоим видом, а сейчас тебя отведут в ванну с травами, они снимут боль и помогут скорейшему заживлению».
Наступил вечер, пришло время передавать Наташу, ее законному мужу. Он уже ждал в зале на диване. Наташу вывели девочки. Она была в легкой накидке, на голое тело, с боков открывавшее тело полностью. – «Снимите накидку, хочу посмотреть на результат», попросил муж. Девочки сняли накидку. – «Вау! Какая красотища!», восторгался муж Наташи. – «Отлично поработали! Это то чего я хотел». Он подложил ладони под оттягивающие грудь, кольца и приподнял их немного, чтоб почувствовать, насколько тяжелы кольца. – «Оооо, очень впечатляет. Потом сменим на более тяжелые и более толстые, хочу чтоб ее сиськи, превратились из упругих в отвисшие, чтоб в конечном итоге, когда она мне надоест, они висели до ее влагалища, в прямом смысле, так их проще будет отрезать, когда я ее буду дарить одному своему другу, он фанат ампутированных и уродливых». Его слова наверно были для нее шоком. Она округлила глаза и открыла было рот, чтоб что то возразить, но тут же осеклась, склонила голову и из ее глаз потекли слезы. – «Ну ты что? Чего раньше времени слезу пустила, может я передумаю еще, дарить тебя, но с сиськами сделаю все как сказал, зачем они будут нужны такие». Марина и дочки, стояли и слушали все что говорил муж, про свои планы на Наташу, с совершенно не возмутимыми лицами, даже закивали в знак одобрения, когда тот рассказывал о том что он собирается в итоге сделать, с очень пока еще красивой грудью, своей рабыни-жены. Муж еще раз поблагодарил Марину и ее дочек, за работу, взял рукой за одно из колец в груди у Наташи и потянул на выход. Наташа тихонько охнула и посеменила за мужем.

Часть 5. Путь к самоотречению. Начало.
Марина, воодушевленная затеей мужа, со своей рабыней-женой, сообщила, что у нее созрел грандиозный план, о котором она сообщит завтра утром.
За завтраком, как и обещала, Марина попросила всех внимания. Она пристально посмотрев на меня, спросила: - «Тебе понравилось, то что происходило с Наташей в эти дни и то что говорил о ее будущем, ее муж?». – «Да моя Госпожа», совершенно искренне ответил я, а мне действительно очень понравилось все. – «ты любишь меня и готов на все ради меня?», продолжая смотреть мне в глаза, продолжала Марина. – «Да моя Госпожа, я готов на все, ради вас, только чтоб вам было хорошо». – «Отлично!», от радости Марина захлопала в ладоши. – «Тогда все завизируем у юриста и потихоньку начнем».

Продолжение следует.

A A A

Поиск

Жанры Видео

Жанры Рассказов


© Copyright 2020